У Александра Ламонова, признавшего свое участие в схеме по досрочному освобождению из-под ареста криминального авторитета Андрея Кочуйкова, сложились условия для досрочного освобождения

Вчера в Мосгорсуде начался процесс по уголовному делу обвиняемого в получении особо крупной взятки экс-главы управления собственной безопасности СКР Александра Ламонова. Еще во время следствия он признал свое участие в коррупционной схеме по досрочному освобождению из-под ареста криминального авторитета Андрея Кочуйкова и рассказал о роли в ней своего начальника, руководителя главка СКР Михаила Максименко. Тот не захотел признать вину и получил 13 лет колонии. Заключивший же сделку с Генпрокуратурой господин Ламонов при хорошем для него раскладе сможет рассчитывать на условно-досрочное освобождение вскоре после приговора.

Слушания по делу были объявлены закрытыми по инициативе ФСБ, которая разбирается сейчас с уголовными делами о коррупции в руководстве СКР. Тем не менее стало известно, что за вчерашний день удалось провести почти весь идущий в особом судебном порядке процесс. Доказательства причастности подсудимого к преступлению, напомним, не исследовались. Полковник в полном объеме признал предъявленное ему обвинение, поэтому на состоявшихся вчера прениях стороны изложили только свои позиции относительно срока наказания, который будет назначен господину Ламонову. Сам он уже выступил с последним словом, и теперь судье осталось озвучить только цифру. На подготовку своего решения она взяла срок до 26 июля.

Фото: Кристина Кормилицына / Коммерсантъ

Гособвинитель, по данным участников процесса, затребовал для подсудимого шесть лет колонии строгого режима. Кроме того, по мнению прокурора, суд должен лишить полковника Ламонова звания и обязать его выплатить штраф в размере 23 млн руб. Таким образом, офицеру изначально был запрошен срок ниже низшего предела наказания, предусмотренного ч. 6 ст. 290 УК РФ,— от 8 до 15 лет.

Однако с этим не согласилась его защита, посчитавшая отношение прокуратуры к подсудимому слишком суровым. Адвокат Ольга Лукманова напомнила суду, что ее клиент заслуживает большего снисхождения за свою деятельную помощь следствию, ведь именно благодаря его показаниям ФСБ удалось в деталях реконструировать организованную в центральном аппарате СКР коррупционную схему.

Согласно показаниям Александра Ламонова, летом 2016 года его авторитетнейший в следственной системе начальник, руководитель главка собственной безопасности и межведомственного взаимодействия СКР Михаил Максименко вступил в сговор с представителями вора в законе Захария Калашова (Шакро Молодой). Те попросили его обеспечить переквалификацию на более мягкую статью УК РФ уголовного дела приятеля Шакро, арестованного за вымогательство криминального авторитета Андрея Кочуйкова (Итальянец), и обеспечить таким образом досрочный выход обвиняемого на свободу. Полковник Максименко, как пояснил его заместитель, взял за свое вмешательство в расследуемое в ГСУ СКР по Москве дело Итальянца €500 тыс., а господин Ламонов, по его словам, оказал шефу посреднические услуги, получив за это десятую часть от общей суммы вознаграждения. Реализовать задуманное офицерам, правда, не удалось: ФСБ задержала Итальянца на выходе из СИЗО, а чуть позже — и обоих сочувствующих ему полковников СКР.

Михаил Максименко

При этом если господин Максименко с момента ареста молчал и получил в итоге 13 лет колонии строгого режима, то господин Ламонов согласился на сотрудничество со следствием: благодаря его показаниям список обвиняемых по этому делу и сегодня продолжает расширяться. Учитывая это обстоятельство, защитник Лукманова попросила суд в соответствии со ст. 64 УК РФ считать «активное содействие участника группового преступления раскрытию этого преступления» «исключительными обстоятельствами» и снизить запрошенный прокурором срок. Кроме того, адвокат ходатайствовала перед судом о переквалификации совершенного ее клиентом преступления с особо тяжкого на тяжкое, что тоже даст Александру Ламонову существенные преференции в будущем. Дело в том, что, согласно последним изменениям в законодательстве, каждый день, отбытый в СИЗО, должен считаться за 1,5 дня из назначенного в приговоре срока. Однако такая льгота предусмотрена лишь для осужденных к отбытию наказания в колонии общего режима, то есть не совершивших особо тяжких преступлений.

Полковник Ламонов уже провел в «Лефортово» ровно два года, которые с учетом обновленного законодательства и при либеральном отношении к нему Мосгорсуда превратятся для него в три. С учетом заключенной им сделки с Генпрокуратурой обвиняемый имеет право ходатайствовать об условно-досрочном освобождении по истечении половины срока, то есть сразу после вынесения приговора. Таким образом, если суд учтет предложения защиты Александра Ламонова, подсудимому вообще не придется ехать в колонию.

Сергей Машкин

Оригинал материала: "Коммерсантъ"