13.07.2018

Зачем создатель «Мамбы» Андрей Андреев потратил $185 000 на вечеринку для русских в Лондоне

Миллиардер и основатель «Мамбы» и Badoo Андрей Андреев не только полностью профинансировал мероприятие, но и лично занимался его организацией. «Так много уехало наших, что Лондон, уже как Тамбов», — иронизировал Дмитрий Быков в одном из выпусков проекта «Гражданин поэт». Писатель оказался недалек от истины — в восьмимиллионной столице Великобритании сейчас проживает примерно полмиллиона человек, говорящих по-русски. Можно ли познакомить их друг с другом?

Этим вопросом недавно задался миллиардер Андрей Андреев F 63, сколотивший свое состояние как раз на знакомствах. Андреев — основатель дейтинговых сервисов «Мамба» и Badoo и обладатель титула «Главный сват в мире» (The World’s Biggest Matchmaker), который ему присвоила газета The Times. Работа в дейтинговом бизнесе не только привела Андреева в список Forbes с состоянием $1,5 млрд, но и помогла снять ряд психологических барьеров. Андреев рассказывал в интервью Forbes, что, обдумывая, как повысить эффективность знакомства в виртуальной реальности, он перестал стесняться заводить новых знакомых и в реальной жизни. Недавно у бизнесмена появилась возможность использовать свой опыт в офлайне.

Андрей Андреев / Фото DR

В феврале Андреев встретился с издателем журнала Zima, посвященного жизни русских за границей, Катериной Никитиной. «Катя брала у меня интервью, полтора часа «мучила» меня», — рассказывает бизнесмен. Тогда и возник вопрос: как перезнакомить всех русских в Лондоне? В итоге Андреев стал одним из организаторов празднования года со дня основания проекта Zima. Вечеринка состоялась в конце июня в лондонском клубе Under The Bridge рядом со стадионом «Стэмфорд Бридж» клуба «Челси» Романа Абрамовича F 11. «Я хотел сделать свой вклад в это и решил помочь. Я люблю собирать людей. Я родился в Москве, я владею российским паспортом, я считал это своим долгом», — объясняет Андреев.

Миллиардер не первый раз решил организовать вечеринку — он регулярно устраивает их для сотрудников Badoo. «Каждый месяц у нас веселая пати в знак благодарности сотрудникам, — рассказывал Андреев изданию The Village. — Я выхожу и говорю добрые слова; есть еда, напитки, артисты. На Новый год арендовали Sky Garden — зимний сад на крыше небоскреба, там были снегурочки, деды морозы и много всего». На одной из таких вечеринок, если верить Bloomberg, выступали «полуобнаженные женщины, одетые как русалки», модели, на тела которых была нанесена лишь краска, а также девушки, на которых сервировались суши. Сам Андреев подчеркивает, что все вечеринки проводятся в соответствии с пожеланиями сотрудников компании.

Мероприятие Zima получилось более консервативным: пришедших развлекала группа «Самое большое простое число» (СБПЧ), среди гостей были замечены актриса Татьяна Лазарева, издатель Ника Белоцерковская, ресторатор Алексей Зимин, галеристка Мария Байбакова, дочь банкира Олега Тинькова F 43 Дарья. В общей сложности вечеринка обошлась Андрееву в $185 000 (£140 000), из них почти £30 000 ушло на кейтеринг — миллиардер лично выбирал еду и повара.

Анастасия Ляликова

Оригинал материала: «Форбс»

«Татлер», 17.01.18, «Андрей Андреев: «Разницы между миллионом и миллиардом долларов особо нет — устрицы вкуснее не становятся»»

Основатель сервиса знакомств Badoo Андрей Андреев – темная лошадка российского рейтинга Forbes. Все сведения об Андрееве в «Википедии» умещаются в два коротких абзаца. 42 года, состояние – по грубым подсчетам журналистов – 700 миллионов фунтов. 372 миллиона зарегистрированных на Badoo пользователей (это, на минуточку, в семь раз больше, чем у «Тиндера»). Человек, который научил весь мир общаться в интернете, терпеть не может общаться с журналистами. Исключения делает только для серьезных изданий вроде The Times. И российского «Татлера». Наш светский редактор Маша Лимонова, которая все обо всех знает, приехала в штаб-квартиру Badoo в Сохо с целым чемоданом вопросов. Женат? Холост? Хорош собой и сказочно богат? Где был все эти годы и почему совсем не призжает в Москву? В жизни Андрей оказался очень скромным – все разговоры про личную жизнь упорно сворачивал в сторону, представьте себе, феминизма, который стал фундаментом для его нового приложения Bumble. А еще оказался очень гостеприимным — первым делом повел на офисную кухню и гордо продемонстрировал запасы «оливье» и селедки под шубой для сотрудников. За этой едой, родной для русского человека с любой пропиской, Андрей рассказал нам, кажется, даже больше, чем изначально планировал.

Андрей Андреев

Вы родились в Москве? Да. Мама из Москвы, папа — большой научный деятель (учёный-физик Вагнер Оганджанянц. – Прим. Tatler) — из Питера. Оба – технические люди, поэтому шанса заняться в жизни чем-то творческим у меня, по сути, не было. Хотя меня, как каждого нормального советского ребенка, отдавали во все кружки сразу. Мама хотела, чтобы я занимался всем, чем угодно — бальные танцы, вот это вот всё.

Когда вы уехали из дома? В восемнадцать лет. Один, без родителей. Я поехал в Валенсию учиться, но местный университет так и не закончил. Начинал, бросал.

Ваш первый интернет-проект? Техническое детство на меня повлияло. Когда мне было двадцать, появились всякие интернет-технологии, и я сильно этим увлекся. В 1999 году запустил первый громкий проект, он назывался SpyLOG (теперь он называется Openstat. — Прим. Tatler.). Это система, которая позволяет веб-мастерам следить за активностью пользователей. Благодаря счетчикам SpyLOG на страницах веб-сайтов можно многое увидеть: откуда пользователи приходят, на какие страницы переходят, сколько времени проводят за пределами этого сайта, на какие сайты конкурентов заходят, что ищут в поисковых системах, во сколько ложатся спать, во сколько просыпаются.

Эдакий «Большой брат»? Да. Проект существовал очень много лет, потом там, правда, поменялось и название, и вообще все-все-все. В 2002 году я собрал «Бегун», первую в России систему «кликовой» контекстной рекламы. Это была сумасшедшая история, она длилась около двух лет, в итоге я ее продал «Финаму». Уже в тот момент я задумался о том, чтобы создать что-то социальное — не b2b, а больше консьюмерское, для людей. Так совершенно случайно в 2004 году получилась «Мамба», которая моментально набрала огромную популярность. Это была самая первая социальная сеть в России именно не про дейтинг, а про общение. К сожалению, сейчас этот проект имеет не самую лучшую репутацию. В 2006-м я ее продал. Тогда я каждые два года менял проект, создавал-продавал, создавал-продавал… В 2006 году, когда я жил между Испанией и Москвой, появилась идея Badoo. Запускать этот сервис было непросто, с самого начала важно было правильно себя позиционировать. Не хотелось называть себя дейтинг-сервисом, потому что тогда классический дейтинг – это когда люди заполняют сорок анкет и находят себе невесту/мужа. И за это нужно было платить деньги. А мы сделали бесплатное решение. Тогда не было смартфонов, только desktop-версия. Мы выиграли лотерейный билет. Людям очень понравилось, что это бесплатно, и начался безумный бум. 2006, 2007, 2008 – это был страшный рост Badoo, всем очень хотелось зарегистрироваться на бесплатной платформе и общаться друг с другом. Когда в конце 2008 года Стив Джобс анонсировал первый iPhone, мне показалось, что теперь это в принципе будет самая главная вещь, — так и вышло. Телефон в кармане – это удобно: не нужно возвращаться домой вечером, чтобы проверить почту и сообщения. Мы очень быстро сдвинули наше внимание на мобильные телефоны, наше первое приложение появилось ближе к 2010 году. В итоге три четверти нашего трафика сегодня – пользователи смартфонов.

На какой рынок вы изначально ориентировались? Самый первый трафик Badoo – испанский. Мы так сильно нашумели в Испании, что очень быстро начали присоединяться соседние страны – Франция, Италия и так далее. А поскольку на испанском говорит и большая часть Латинской Америки, мы завоевали и эту часть планеты очень быстро. Включая страны, в которых говорят по-португальски – Бразилию, например. Испанский и португальский же очень похожи.

В какой момент вы поняли, что Badoo — дейтинг-сервис номер один? А мы всегда были номер один…

То есть, получается, конкурентов у вас нет? А как же Tinder? Tinder появился в 2012 году, но смотрите: Badoo – передовая технология, у нас огромное количество всяких штук. Мы, наверное, самая инновационная компания в мире. Через шесть лет после появления Badoo команда Tinder взяла одну нашу «фичу» — «да-нет, да-нет, да-да, когда происходит match». И всё. Первая команда «Тиндера» – это Шон Рэд, Джастин Матин и Уитни Вулф. Уитни занималась там маркетингом и запустила этот безумный хайп. А потом в 2014 году случился громкий скандал: Уитни подала на бывших коллег в суд за домогательства и с шумом оттуда ушла. Я сразу позвонил ей и пригласил в Лондон погулять. Она приехала со своим тогда еще бойфрендом Майклом (муж Уитни Майкл Херд – наследник крупнейшего в Техасе нефтяного бизнеса. — Прим. Tatler), и я предложил ей запустить вместе Bumble, новый сервис для общения в сети с феминистическим акцентом. Сейчас Bumble – самая шумная история в Америке. Если вы остановите любого человека на Манхэттене и спросите «Bumble или Tinder?», вам ответят «Bumble», это очень большой бренд. Уитни – на всех ток-шоу и на всех обложках журналов, включая американский Forbes.

А вы почему не снимаетесь на обложки? И почему так долго не давали интервью? Не люблю прессу. Я однажды очень плохо пошутил. В интервью Business Insider я сказал, что в жизни не люблю две вещи – дантистов и журналистов. Не помню, напечатали они это или нет.

Тогда расскажите, что вы сделали, когда почувствовали себя богатым человеком? Ну, во-первых, я не считаю себя богатым человеком.

Forbes думает иначе. Они могут думать все, что угодно. Непонятно откуда берут какие-то цифры и публикуют их, даже не спросив. Я не согласен ни с чем в рейтингах самых богатых людей — ни Forbes, ни Sunday Times. Но могу сказать, что wealth (в переводе с английского «благосостояние». — Прим. Tatler) помогает, дает больше ресурсов для экспериментов, больше возможностей делать что-то новое для людей. Поскольку наша цель – делать жизнь миллионов людей счастливее, так у нас больше возможностей для достижения этой цели.

Все-таки как изменилась ваша жизнь с появлением в ней больших денег? Я, честно сказать, всю жизнь мало в чем себе отказывал. Понимаете, разницы между миллионом и миллиардом долларов особо нет, устрицы в ресторане вкуснее не становятся – точно такие же устрицы.

А как же красивая жизнь? Окей. В моей коллекции белых футболок появилось чуть больше белых футболок.

Какой бренд вы предпочитаете? Jil Sander — у них очень правильная посадка и вырез. Например, Dior больше сфокусирован на азиатский рынок, Loro Piana – на американцев. А на меня идеально садится Jil Sander.

Как вы придумали себе униформу? Я ношу черные джинсы и белые футболки с 2000 года. Очень часто люди ассоциируют мою манеру одеваться со Стивом Джобсом или Марком Цукербергом, но я это начал делать до Facebook и до Apple. Это очень экономит время с утра, когда собираешься на работу. Не хочу тратить его на подбор идеального сочетания красного с синим, зеленого с черным. Просто надеваешь одно и то же и бежишь. Выигрываешь двадцать минут каждое утро. Если сложить их, то за это время можно создать еще одно приложение.

Вы можете себе позволить прийти на мероприятие со строгим дресс-кодом в белой футболке? Нет, конечно. Я всегда соблюдаю black tie, cocktail – не важно.

Как начинается ваш типичный рабочий день? Подъем в 6:30 утра без будильника. Легкий завтрак, потом спортзал, потом нормальный завтрак. К 9 утра я уже в офисе.

А потом? В последнее время много летаю, по Европе или в Америку, связь с офисом поддерживаю по телефону. Я очень продуктовый человек, я про видение. Я как мышка из той сказки, которая знает запах сыра и знает, где он находится. Путешествия дают мне возможность думать outside of the box. В обычной скучной офисной жизни ты часто не видишь, что происходит за ее пределами. А когда ты все время находишься в движении, то успеваешь многое увидеть, понять, думать неординарно. Поэтому моя жизнь на треть проходит в Лондоне, а остальные две трети я нахожусь за его пределами.

Куда вы ездите в отпуск? По-разному. Могут быть лыжи в каких-нибудь горах, могут быть острова – Мальдивы или Сейшелы. Последние пять лет я люблю путешествовать под парусами. Круиз по Карибам или какая-нибудь экзотическая страна вроде Мьянмы. Три года назад я арендовал самую большую парусную яхту в мире, взял с собой Уитни, Майкла, еще человек десять, и мы поплыли в Мьянму. Мы были одними из первых белых туристов, которые попали туда после того, как они открыли границы. Мы приплыли на огромной яхте и впечатлили их. Нам еще понравился пограничный контроль. Остановили, человек восемь офицеров поднялись на лодку, чтобы проверить наши паспорта, а вместо этого стали делать с нами селфи. Это было очень смешно.

Ваши любимые рестораны в Лондоне? У меня места делятся на две категории: либо быстро-вкусно, либо гастрономические. Лондон немного уступает Парижу по гастрономии, там больше развита культура «долго посидеть с вином». В Лондоне я бы отнес к этой категории рестораны типа Greenhouse в Мейфэйре или Alain Ducasse в “Дорчестере”. А если быстро и вкусно, то это китайский Park Chinois — открылся пару лет назад, очень хороший. Или тот же Novikov — есть азиатская кухня, есть итальянская, быстро поел и пошел.

А в Париже какие любимые места? Тот же Alain Ducasee в Plaza Athénée или L’Espadon в «Ритце». Буквально вчера, кстати, там ужинал.

А сами готовите? Да, я вообще у себя в огороде в пригороде Лондона огурцы выращиваю. Был период, я активно занимался готовкой. Когда двенадцать лет назад переехал в Лондон, понял, что в Великобритании по субботам и воскресеньям практически запрещено работать. А мне совершенно нечего было делать, по субботам я очень скучал. Тогда как раз открылся ресторан-ателье L’Atelier de Joël Robuchon. Я приходил туда на ланч, быстро забегал и за один присест съедал все сеты. Один раз даже поставил рекорд – пять сетов за двенадцать минут. Девочки на ресепшн смеялись: быстрее, чем в «Макдоналдсе». Это нравилось самому Робюшону, он ставил на мне эксперименты — что мне нравится, что не нравится. Они же много готовят не по меню. Однажды я напросился на кухню. На меня надели фартук, и я стал там субботним шефом. На раздаче не стоял, работал на бэкстейдже, и мы там ставили всякие эксперименты то с одним, то с другим. Однажды у нас получилось очень интересное блюдо — французский луковый суп, но с гастрономическими изысками. Его включили в меню, и этот суп стал очень популярным. Они потом сказали – не знаю, шутили или нет, — что благодаря этому супу они получили третью звезду Michelin. Я вообще очень требователен к еде, к ее ингредиентам. Часто предлагаю поменять некоторые блюда в меню ресторанов под себя. В Novikov, например, изменил рецепт Bloody Mary. Пока бармены мучились и готовили новый коктейль, прозвали его Bloody Andrey (bloody с английского можно перевести и как «долбаный». — Прим. Tatler). Теперь и он есть в меню.

Что можете сказать про гастрономическую ситуацию в Москве? Ничего, я был в Москве последний раз в 2008 году.

Не скучаете? Нет. Во-первых, я уехал из России, когда мне было 18 лет, это было очень давно. Первые два года в Испании у меня были муки по черному хлебу и сметане, а сейчас это всё можно купить в русских магазинах. А во-вторых, у меня в Москве сейчас никого нет — ни родственников, ни каких-то школьных друзей.

А прогуляться по Красной площади не хочется? Если есть время, то я лучше на Мальдивы полечу.

О дауншифтинге не задумывались? Нет, пока прёт, все хорошо.

Главное слово 2017 года – феминизм. Что это для вас? Наш новый продукт Bumble – очень феминистический. Самый главный посыл этого приложения – женщина решает. Когда случается мэтч, у нее есть 24 часа на то, чтобы решить, хочет она написать или нет. Там большое количество механизмов для защиты женщин. А если говорить о рабочей атмосфере в офисе, мне часто задают вопрос: «У вас есть в компании разница между мужчинами и женщинами?» Имеется в виду разница в зарплате, бонусах и так далее. Разницы совершенно никакой. Если люди талантливые и делают потрясающие вещи, то они получают за это одинаковые деньги.

То есть вы феминист? Да, получается так.

Что вы посоветуете людям, которым до сих пор сложно знакомиться онлайн? Главный бонус очень простой: когда вы онлайн, у вас гораздо больше опций. В одном телефоне — тысячи, десятки тысяч, сотни тысяч опций. У вас палец может устать, пока вы изучите все функции. Все происходит гораздо быстрее. Когда вы записываетесь в спорт-клуб или идете в бар, вы тратите время и деньги, а здесь все бесплатно и очень быстро.

А сами пользуетесь Badoo в личных целях? Только по работе. Сейчас… I’m taken.

НА КОРПОРАТИВЕ BADOO В ЛОНДОНСКОМ SKY GARDEN

АНДРЕЙ АНДРЕЕВ НА ЛОДКЕ VERTIGO

С ОСНОВАТЕЛЕМ ВИКИПЕДИИ ДЖИММИ УЭЙЛСОМ

АНДРЕЙ АНДРЕЕВ И АРКАДИЙ НОВИКОВ

Мария Лимонова