Дочь Березовского рассказала, почему покушение на ее отца состоялось в субботу

Дочь Бориса Березовского уверена, что ее отца убили. Она не поверила официальной версии британской полиции о самоубийстве в марте 2013 года в пригороде Лондона и обратилась за помощью в расследовании к известному немецкому судмедэксперту. О своих доводах Елизавета Березовская рассказала в интервью украинским СМИ. Интервью Елизаветы Березовской украинскому изданию эффекта разорвавшейся бомбы не произвело, как бы ни старались киевские СМИ. Уж очень субъективными выглядят заявления дочери олигарха.

«Мне лично кажется, вначале папа был отравлен, причем его могли травить так, чтобы всем казалось – он в депрессии. А в итоге убить так, чтобы все вокруг поверили в самоубийство», — подчеркивает Елизавета Березовская.

«Кажется» тут ключевое слово. Елизавета рассказывает, что после истории со смертью Литвиненко видела у отца в машине специальный датчик, который распознавал полоний и другие опасные вещества, что Березовский боялся покушений с тех пор, как его пытались взорвать в 1994 году – тогда была чисто криминальная история… Но Елизавету смущает другое.

«Больше всего вопросов у меня было к охраннику папы, и я не понимала, почему у полиции они не возникли», — подчеркивает Елизавета.

Мол, охранник Березовского странно себя вел в день смерти. Поехал пить кофе в город, оставив клиента одного, не поставил дом на охрану и не включил видеокамеру. А когда вернулся и понял, что Березовский заперся в ванной и не отвечает, вызвал скорую помощь. Елизавета считает, он должен был сразу выбить дверь. И это, по ее мнению, одно из косвенных доказательств, что Березовского убили.

«Конечно, объективности здесь не дождаться, тем более, что сейчас это интервью вышло в определенный политический момент, когда тема отравления с так называемым русским следом в Британии является топовой. И конечно вспомнили о загадочной смерти Березовского. Правда, он приводит одни аргументы, а есть и другие, что Березовский хотел вернуться в Россию«, — подчеркивает политолог Федор Бирюков.

Но вот лейтмотив всей второй половины интервью с Елизаветой Березовской.

«Мой отец являлся личным и, наверное, главным врагом Путина», — заявляет дочь беглого олигарха.

«Березовская не очень-то сильно в последнее время общалась с отцом и ее информация безнадежно устарела. Березовский написал письмо, мы им располагаем, Путину, в котором он покаялся и принес извинения. Ни о какой вражде личного плана речи не идет», — считает, генеральный директор Центра политической информации Алексей Мухин.

Хоть каких-то обоснований своей точки зрения дочь медиа-магната, конечно, не приводит. При этом вскользь упоминает о том, что отец хотел, чтобы его «демонизировали», представляли «великим и ужасным», имеющим власть над власть имущими, и что его ничье мнение, кроме собственного, не интересовало.

Еще Елизавета уверена, что Березовский за один год мог привести в порядок свои финансовые дела и не стал бы убивать себя. Напомню, долг покойного олигарха в России — больше трех миллиардов рублей.

Елизавета Березовская

«Наивно, конечно, звучит. Я убежден, что Елизавета вообще не в курсе дел, особенно финансовых, которыми занимался Борис Абрамович Березовский», — считает профессор МГУ имени М.В. Ломоносова, доктор политических наук, член Научного совета при Совете безопасности России Андрей Манойло.

Елизавета возлагала большие надежды на английское следствие, но затем по совету подруги решила показать полученные от полиции бумаги некоему немецкому судмедэксперту Бернду Бринкману. Тот сказал, что, мол, вообще нет ничего, говорящего о самоубийстве Березовского. Даже по медицинским показателям. Немец встречался после этого с английском коронером, но суд Великобритании все равно вынес вердикт о том, что невозможно достоверно установить обстоятельства смерти олигарха, подчеркнув, что признаков борьбы не выявлено. Но украинские СМИ с удовольствием раздувают доморощенную конспирологию.

«Делается попытка очеловечить Березовского, который на самом деле был циничным, жестоким и бескомпромиссным в политике. Для него стереть человека в пыль для своих интересов сложности не представляло, а интервью начинается с того, как он любил детей, как с ними занимался», — подчеркивает Андрей Манойло.

В интервью много и про саму Елизавету Березовскую: детство, юность, отношения с отцом… Есть занятные факты: про безлимитную карточку, например, с которой она потратила однажды сто тысяч долларов за месяц, и Березовский сделал ей замечание; про две шубы, купленные в магазине в Нью-Йорке, поскольку Елизавета не могла выбрать, какая ей больше нравится, про квартиру в Москве, которую ей купил отец – «то ли триста, то ли двести метров квадратных», про учебу в Кембридже. Все это детали, конечно, но говорящие, что и интервью не случайно, и тон вполне понятен. Но больше чем на плохой детектив вряд ли тянет.

Антон Подковенко

Оригинал материала: «Вести.Ру»

«Livejournal», 12.07.18, «Дочь Березовского: Мне кажется, папу отравили»

Пять лет назад в особняке в 40 километрах от Лондона был найден мертвым 67-летний бывший российский олигарх .

Старшая дочь Березовского Елизавета рассказала историю жизни своего отца, о том, каким он был с родными и близкими, о нестыковках в следствии, а также объяснила, почему категорически не верит в версию о самоубийстве.

1997 год, Борис Березовский с дочерью Лизой. Фото из личного архива Елизаветы Березовской

Примечания и предупреждения

    1. Интервью даю не полностью
    2. Детство ,отношения родителенй,родственники дочери, семейные фото, к вопросу об отравлении не относятся,удалил или сократил.
    3. В тексте .много вставок из прошлых интерью пропогандона Гордона с олигархом Б,Березовским,2007 и 2012 года,к теме не имеющее отношение тоже в основном убрал.
    4. Предупреждение: Интервью берет один русофоб у другого !!! Имейте это в виду.

Вообще, в течение жизни он очень любил короткие интересные истории рассказывать. Про Сахарова, например, как его из Академии наук исключить пытались…
– …когда академики голосовать отказались…
– Ты знаешь об этом, да?
– Ну да…
– А почему отказались тоже знаешь? В общем, если коротко, когда вопрос об исключении встал, один из академиков сказал: «В принципе, мы можем, конечно, Сахарова исключить, и истории такие случаи известны…»
– В Германии это уже было…
– Ну да, Эйнштейна же из немецкой академии наук исключили. После этого вопрос был снят. Мне это папа еще в школе рассказывал и, разумеется, не знал, что следующий такой прецедент произойдет с ним через много лет. Папа был членкором, а академики и членкоры – это пожизненные звания. И вот следующим после Сахарова был как раз папа – лет через 20, получается. Путин очень хотел, чтобы папу звания членкора лишили, но Российская академия наук на это не пошла, что тоже, я считаю, поступок.

Родители считали, что есть вещи поважнее телевизора. Поэтому у нас с сестрой совершенно отсутствует привычкa к телевизору
– Скажи, а достаток в вашей семье был? Вы в отдельной квартире жили или все-таки, как многие тогда, в коммуналке?
– Нам, в принципе, наверное, повезло, потому что с самого начала, когда родители поженились, у них была своя квартира. Потом, когда я появилась, они съехались с дедушкой и бабушкой – папиными родителями, затем сестра родилась, и мы, шесть человек, жили в четырехкомнатной квартире на Ленинском проспекте, в прекрасном зеленом районе, недалеко от бабушкиной и папиной работы…
– Таким образом, богатым Борис Абрамович стал рано…
– Ну я бы не сказала, что это богатство…
– По тем временам?
– У нас просто хорошие, нормальные условия были. Я училась в английской спецшколе и, поскольку это район Академии наук, там было много детей, у которых папы или дедушки академики, и я чем-то средним себя ощущала: у кого-то было меньше достатка, но у многих гораздо больше, чем у нас.
…………………………………
– Итак, детство твое с книжками прошло. Я даже слышал, что у вас, в обеспеченной семье, телевизора не было… – Не было, но по другой причине. Вначале, когда мы жили с бабушкой и дедушкой, он был, но когда мне было шесть лет, они купили кооперативную квартиру недалеко от нас и забрали его с собой. После этого родители считали, что есть вещи поважнее телевизора. Ну то есть, когда деньги появлялись, они принимали решение, что лучше, к примеру, купить новую, хорошую мебель, а телевизор подождет. И мне, наверное, лет 14 было, когда какой-то маленький телевизор мы наконец купили, поэтому у нас совершенно отсутствует привычкa к телевизору – и у меня, и у моей сестры. По поводу покушений не помню, чтобы папа унывал. У него были ожоги лица, руки были обожжены, во время взрыва осколок стекла попал в глаз, но папа пребывал в прекраснейшем настроении!
– Удивительный парадокс: человек, который спустя годы фактически ОРТ, нынешний «Первый канал», создал, подспудно, подсознательно одурманивать своих детей телепродуктом, наверное, не хотел…
– Ну, во-первых, когда у нас телевизора не было, еще советская власть была…
– …но мозги она промывала тоже по-взрослому…
– …и тогда, мне кажется, особо и смотреть было нечего, а по поводу ОРТ я с ним разговаривала. Я, конечно же, его не смотрела. Правда, я никакое телевидение не смотрю… – У тебя до сих пор зомбоящика нет?
– Есть, но к антенне он не подключен (смеется). Я последний раз по телевизору открытие Олимпиады в Лондоне смотрела, и только потому, что ко мне английские друзья приходили, и вот для этих гостей какой-то специалист специально антенну налаживал.
– О чем же вы с отцом по поводу ОРТ говорили?
– У меня был вопрос: почему так мало использует телевидение в просветительских целях? Папа ответил, что сначала необходимо было завладеть аудиторией, и когда уже все наладится…
– …воспитывать начинать…
– …да. Кстати, когда телевизор у нас наконец появился и видеомагнитофон в придачу, папа привез из США кучу видеокассет, на которые записал американские телепрограммы. Там было много часов MTV, целые сезоны различных передач. Он просто хотел, чтобы мы сели и посмотрели, как выглядит телевидение, что смотрят люди…
– …на загнивающем Западе…
– …да. Что-то было интересным, что-то нет, но он хотел показать разное и как можно больше, чтобы сложилось общее впечатление.
– Каким человеком Борис Абрамович был? Вот в нескольких словах: чем выделялся, чем от других отличался?
– Во-первых, он был невероятно позитивный всегда.
– Не унывал, да?
– Вообще никогда! Были моменты, когда просто молчалив бывал, если кто-то близкий умирал, например…
– …или после покушений…
– …вот по поводу покушений даже не помню, чтобы он унывал. Например, когда было первое…
– …когда его Mercedes взорвали…
– …да, мы с сестрой в тот момент были в Англии и папу где-то месяц тогда не видели, с ним было невозможно выйти на связь. Мобильных телефонов тогда еще не было, и он старался, чтобы никто не знал, где он находится, и только где-то месяц спустя его помощник сказал, куда мы можем прилететь. Летели какими-то мудреными путями и попали в итоге в Италию. Нас встретили в маленьком аэропорту и отвезли на набережную в какой-то деревушке, где в кафе за столиком нас ждал папа, и выглядел он как настоящий Кот Базилио. Поскольку у него были ожоги лица и ему нельзя было бриться, у него была щетина, а поскольку руки тоже были обожжены, на нем были белые медицинские тряпичные перчатки с обрезанными кончиками. Образ гармонично дополняли маленькие круглые солнцезащитные очки, которые он вынужден был тогда после операции постоянно носить: во время взрыва осколок стекла попал в глаз, но папа пребывал в прекраснейшем настроении!
– Выжил!..
– Вполне вероятно, в день покушения все по-другому было, но мы-то его тогда не видели…

    1. Из интервью Бориса Березовского Дмитрию Гордону, 2012 год.
    2. – Еще в 94-м с этой историей, которая называется страх, я навсегда расстался. Напомню: тогда, 7 июня, на меня покушение было совершено, в результате которого сидевшему в 15 сантиметрах от меня водителю голову оторвало…
    3. – На ваших глазах?
    4. – Ну, нет, я этого не видел, потому что был просто в шоке… Все произошло мгновенно: рядом автомобиль с управляемой противотанковой кумулятивной гранатой взорвался, тепловой удар последовал, температура резко повысилась, и я начал гореть. Соображал, между прочим, несмотря на шок, стремительно. «Останусь в машине, – подумал, – сгорю наверняка, выйду – начнут стрелять», но все-таки мой водитель сам погиб, а меня спас, потому что забыл в очередной раз дверь на замок закрыть – я ее просто открыл и вышел.

– Итак, он неунывающим был – раз, позитивным – два…
– …а еще очень харизматичным: им абсолютно все увлекались, очаровывались – всегда и везде. В гостинице, в ресторане, где угодно он мог расположить к себе незнакомых людей, сразу какую-то солнечную, яркую атмосферу создавал. Ну и потом, с ним всегда было интересно разговаривать на совершенно разные темы.
…………………………………..
– Как отнеслась ты к тому, что твой папа большой политикой стал заниматься? Вроде ученый, доктор наук, серьезный, состоявшийся человек – и вдруг политика?
– Ну, еще до политики он занялся бизнесом, и в тот момент это было достаточно логично. Перестройка, открывались новые возможности, люди…
– …колоссальные состояния начали делать…
– …нет, прежде всего вещи, которые раньше были невозможны. Папа в какой-то момент начал говорить, что бизнес у него лучше, чем наука, получается (хотя в науке у него все было прекрасно) и что если бы он сразу жил при какой-то другой системе, не занимался бы наукой. Ну а затем весь бизнес ему в какой-то момент надоел и стала интересна политика, то есть это, безусловно, не из корыстных целей было, а именно для того, чтобы с идеями работать, с людьми, что-то в своей стране менять. Это его намного больше увлекло, и потом бизнес его вообще перестал интересовать, совсем. шие заработки пошли, дочерью очень богатого человека ты себя ощутила, в жизни твоей что-то от этого изменилось, приоритеты, может, сместились?
– Нет, приоритеты уж точно прежними остались. Конечно же, я была в курсе, что являюсь дочерью очень богатого человека, но как-то старалась своей жизнью жить, чтобы и положительные, и отрицательные вещи не очень на мне отражались. Жилье я много лет снимала, дорогих вещей у меня не особо много было. В какой-то момент папа наконец купил мне квартиру, одну из лучших в то время в Москве…
– …300 квадратных метров…
– То ли 300, то ли 200, в первом в Москве кондоминиуме, с соседями типа Потанинa. Но где-то через полгода эта квартира сгорела, и долгое время опять у меня своего жилья не было. Вместе с тем у меня была кредитная карточка вообще без ограничений, охранник и водитель, что, признаюсь, было очень удобно.
– Хм, а что значит «вообще без ограничений»? Если бы ты миллион долларов захотела потратить, он там был?
– Наверное, не знаю… У меня по поводу этой карточки только один разговор с папой был. Однажды он сказал: «Я смотрел распечатки из банка, в этом месяце больше всех в семье потратила ты». А я тогда за месяц $100 тысяч израсходовала.
– На что?
– Некоторые покупки действительно глупые были. Например, в Нью-Йорке, в одном из самых дорогих магазинов, не могла выбрать между двух шуб, поэтому обе купила, хотя вообще не особо-то шубы и ношу.
………………………………….………….

– Начало политической карьеры твоего отца очень ярким было, он вообще человек яркий, с моментальной реакцией – постоянно идеи продуцировал: новые, свежие… Из начала его политической карьеры ты что-то запомнила: выступления по телевизору или, может, травлю, которую против него организовывали?
– Честно? Нет, не запомнила. Выступлений по телевизору никогда не видела, и этот конкретный момент не помню, потому что для меня его переход из бизнеса в политику был очень органичным, и я даже не могу вспомнить год, когда все это произошло. Например, приобретение ОРТ
– что это, бизнес или политика?
– И то, и другое…
– Поэтому и ответить на твой вопрос я не могу.
– Политические события в России отец с тобой обсуждал?
– Иногда, но обязательно в какой-то такой очень естественной манере, то есть если я, например, к нему заезжала и ему было что интересное рассказать, но это обязательно должно было быть именно как история интересно, а не просто кто-то кому-то что-то сказал…
– Я совершенно уверен в том, что в мировой истории начала XXI века твой отец определенную роль сыграл, потому что именно он на трон российский, к власти, Владимира Путина привел, а это целый ряд важнейших событий предопределило. Журнал Forbes назвал в свое время Бориса Березовского крестным отцом Кремля, а мы знаем, что в России так называемая семибанкирщина существовала, и на вторых президентских выборах Ельцин победил неслучайно, имея вначале рейтинг 6%. Под руководством Бориса Абрамовича крупнейшие банкиры и олигархи собрались, на алтарь победы Ельцина огромные средства бросили, и эту победу в абсолютно проигрышной для Бориса Николаевича ситуации обеспечили. Ты понимала, что твой отец непосредственно на политику огромной ядерной державы влияет?
– Понимала и про эту конкретную ситуацию знала. Папа приложил огромные усилия, чтобы прекратить междоусобные распри, убедить непримиримых оппонентов: удастся что-то сделать, только если все объединятся.
…………………………………..
– Многие мои собеседники говорили, что Борис Абрамович, безусловно, велик, но ужасен, демонизировали его. Например, Александр Васильевич Коржаков, руководитель службы безопасности Ельцина, чуть ли не виновником всех российских бед его считал. Понимала ли ты, что твой отец демонизирован, и был ли он на самом деле великим и ужасным? – Я слышала, что многие его таким вот демоном представляли, но мне казалось, папа сам хотел, чтобы некоторые его в таком образе видели, во всяком случае никогда против этого сильно не возражал. Мне как-то ни жалко не было, ни обидно. На самом деле он и меня так воспитал, и сам имел такую установку: его вообще ничье мнение о себе, кроме собственного, не интересовало.
– Любопытно…
– Да, но если у тебя такая установка, ты должен сам очень критично к себе относиться, а с другой стороны, тебя никто не может обидеть, особенно тот, кого ты не уважаешь, а если уважаешь – прислушиваешься…
………………………….
– Мне фильм Павла Лунгина «Олигарх» очень нравится, который, на мой взгляд, исключительно точно происходившее на территории бывшего СССР в «лихих 90-х» отражает. Считается, что прототипом главного героя Платона Маковского, которого блестяще Владимир Машков сыграл, был Борис Абрамович Березовский. Я разговаривал с ним об этом, даже спрашивал, не финансировал ли он эту картину, он сказал, что нет, но, в общем-то, мягко согласился с тем, что действительно прототипом был. Смотрела ли ты «Олигарх» и похожи ли, на твой взгляд, судьбы отца и Платона?
– Не могу ответить на этот вопрос, потому что видела фильм очень давно, и он, кстати, мне не понравился, поэтому смотрела его одним глазом.
– На твоего отца несколько покушений было, после которых он, в общем-то, выжить не должен был, но выжил. Ты понимала, что его в любую минуту убить могут?
– Понимала, но после первого покушения папа сам считал, что ему дана еще одна жизнь, и очень это ценил, к этому уже как к бонусу относился. Поэтому, видимо, был готов к тому, что жизнь может оборваться в любой момент.
– А ты к этому готова была?
– Ну, совсем готовой к этому быть нельзя, но, конечно, все время пребывала в каком-то таком нервозном состоянии. Иногда, если в Москве с папой куда-то шла, сознавала, что в большей опасности нахожусь…
– …тоже мишенью являешься…
– …в принципе, ощущала, что и моя жизнь уже немного больше в опасности, просто из-за того, что я его дочка. Но должна была это принять: другого выбора не было.

    1. Из интервью Бориса Березовского Дмитрию Гордону 2007 года.
    2. – Сколько всего на вас покушений совершено? – Вообще-то я не считал, хотя… Серьезных – пять.

– Подобраться к такому человеку, как Борис Березовский, через его детей могли. За тобой следили?
– Несколько раз чувствовала, что следят, такие периоды были, и после того, как папа из России уехал, ощущала, что мне опасно туда возвращаться. Ну, это какая-то прикольная игра немного была (улыбается). – Телефоны наверняка прослушивались…
– Да, но это всегда было, поскольку папа за границу ездил, нам с сестрой еще в детстве объяснили: ничего лишнего по телефону не говорить.
– Твои телефоны до сих пор слушают, как считаешь?
– Вполне вероятно, а после папиной смерти связь какое-то время была просто безобразной, и почту в компьютере до сих пор иногда подколбашивает.
– Борис Абрамович наверняка своим детям блестящее образование дал. Где ты училась?
– Вначале 10 лет в английской спецшколе в Москве, в четвертой, той же самой, где папа учился. Мы просто в том же районе жили, где папа в детстве, но меня в ту школу не хотели брать, потому что очень плохо читала. Только из-за папы и взяли, по блату: «Колобок» со слезами на глазах читала и все 10 лет вынуждена была выслушивать, каким хорошим был папа…
– …и какая плохая ты…
– …хотя папа был большим хулиганом, но все это почему-то забылось. Потом я училась два года во Втором медицинском институте. Всего два года, но я достаточно хорошо понимаю, как устроен человеческий организм. Ну а потом, когда папа начал зарабатывать первые хорошие деньги, предложил мне вместе с сестрой уехать в Германию – изучать немецкий язык в Гете-институте. В общем, он нас отправил в маленький город Изерлон в центре Западной Германии. Как раз в тот момент рухнула стена, мы поехали на экскурсию в Берлин, и я поняла: все, хочу жить в этом городе! Сказала об этом папе: у меня новая любовь – Берлин… Папа отрезал: «Ни в коем случае!»
– Почему?
– «Опасный город, я не для того отправлял тебя из России, чтобы ты оказалась в Берлине…» После чего я записалась в берлинский Гете-институт и ждала, пока ни в одном другом филиале института не останется мест, ну и сообщила папе, что я должна либо вернуться в Москву, либо жить в Берлине. После полутора лет в Берлине мы с сестрой поступили в Кембридж и на три года уехали в Англию. Факультеты я опять меняла, вначале изучала экономику и поняла, что это ужасно, невыносимо скучно, а потом перешла на Classics – изучение древнего мира. – Лиза, а Кембридж
– это круто? Действительно выдающееся образование?
– Шикарное! Учиться там очень сложно, три года тебя держат на пределе человеческих возможностей, постоянно дают намного больше заданий, чем возможно выполнить: сколько бы ни делал, все равно недостаточно. Даже если 24 часа будешь учиться и не спать, все равно с полным объемом не справишься. Вся работа – только с первоисточниками, никаких учебников. Огромное количество клубов на любой вкус (я, например, выбрала кинематограф, хоккей и греблю). Шикарные библиотеки при каждом факультете и колледже, а еще центральная библиотека, где, помимо огромного количества иностранной литературы, есть все книги и журналы, издававшиеся в Англии с XVI века, а любую книгу, начиная с XIX века, можно брать на дом.

– Когда твой отец активно в большую политику вошел, у него много соратников, партнеров, друзей появилось. Наверняка с кем-то из них ты общалась, кто тебе из этих людей запомнился?
– Ну, я не так сильно с политиками общалась, чаще всего это были случайные знакомства. Например, как-то раз пересеклась с Виктором Степановичем Черномырдиным и его женой. Это было у папы в гостях на юге Франции. В тот период Виктор Степанович ушел со всех государственных постов и у него с папой завязались теплые, дружеские отношения, которые они оба не могли себе до этого позволить. Виктор Степанович оказался совсем не тем человеком, что я себе представляла: очень легким и веселым в общении, ничего общего не имеющим с образом серьезного функционера. Но больше всего меня тогда поразило его владение русским языком. Если до этого я думала, что все те известные афоризмы – результат его какой-то необразованности, что ли, то на самом деле все обстояло ровным счетом наоборот: у него был широчайший словарный запас, и все общеизвестные фразы – результат, наоборот, мастерского владения языком и совершенно осознанные шутки.

В другой раз, когда мы с Катей учились в Англии, папа попросил срочно его выручить. В Лондоне, в Барбикане, должен был выступать Мстислав Ростропович с новым произведением Вячеслава Артемова, которое по просьбе Мстислава Леопольдовича оплатил папа. Папа оказался занят и попросил нас с Катей сходить вместо него. Мы с Катей целый день провели вместе с Мстиславом Леопольдовичем: он водил нас по Лондону и показывал свои любимые места, приготовил у себя дома обед, поил нас какими-то разнообразными винами и целый день рассказывал нам о своей жизни. А вечером был концерт и официальный ужин. Разумеется, я познакомилась со многими членами жюри и лауреатами премии «Триумф», но ярче всего в памяти осталась одна встреча с Андреем Андреевичем Вознесенским: мы сидим на диване в клубе ЛогоВАЗа, он мне показывает свою книгу с картинками и очень подробно, как дедушка внучке, разъясняет видиомы.
А специально знакомил с кем-то, мне кажется, папа лишь однажды. Как-то я заехала к папе в Дом приемов ЛогоВАЗа, а он мне сказал: «Я хочу тебя познакомить с одним человеком». Как-то так он это произнес, что я поняла: что-то сейчас необычное будет, и он меня представил Наине Иосифовне Ельциной. Я ее видела буквально несколько минут, просто папа очень хотел, чтобы мы познакомились.
– Приятная женщина?
– Да, очень. И мне кажется, они были очень счастливой и красивой парой с Борисом Николаевичем.

27 мая 1998 года. Владислав Сурков, Вячеслав Аминов, Фархад Ахмедов, Елизавета Березовская. Фото из личного архива Елизаветы Березовской

А когда я много с политиками общалась… Помню, когда папу назначили исполнительным секретарем СНГ и он должен был все…
– …столицы объехать?
– Даже не столицы – все республики СНГ, но какие-то уже посетил и это была уже одна из последних поездок. Насколько я понимаю, папа был обеспокоен моим загульным образом жизни и хотел немного за мной понаблюдать. В общем, позвонил мне и спросил, не хотела бы я прямо завтра с ним в такую поездку отправиться. Я, конечно же, согласилась, и меня предупредили, что все платья должны быть с закрытыми плечами, потому что мы едем в азиатские республики. Поездка была очень насыщенной, папа арендовал самолет какой-то швейцарской авиакомпании, была достаточно большая делегация, состоящая из политиков и бизнесменов, и мы делали по два перелета в день. Каждый день вставали в шесть утра, завтракали и вылетали в другой город, там нас встречали, всегда была отдельная машина для папы, черная, и вторая всегда для меня – белая. Меня встречали с цветами, ко мне всегда были прикреплены какие-то прекрасные женщины, и у меня была своя программа… Я какой-то Раисой Максимовной себя чувствовала (смеется). В одном месте мы ехали на археологические раскопки или могилы поэтов, в другом мне говорили: «Сейчас мы отправимся на фабрику встречаться с ткачихами». Мне все это безумно нравилось и казалось нереальным, фантастическим, а каждый вечер я наконец видела папу…
– …на приеме…
– Это всегда был закрытый ужин, на котором присутствовало 10, от силы 20 человек, среди которых президент какой-нибудь…
– …наверняка Назарбаев, Каримов…
– …(кивает) ну да.
– Интересно там было?
– Очень, прямо как в кино, но поскольку событий было много, члены делегации стали потихоньку выходить из строя…
– …друг за другом…
– Первый, я помню, не выдержал Сурков: сказал, что плохо себя чувствует, такой темп невыносим, и попросил в каком-нибудь очередном аэропорту его бросить. В итоге почти все так «заболели» и единственные, кто до конца держался бодряком, – это я и папа. Я же все-таки папина дочка, я тоже очень мало сплю и не сильно устаю, но это известный факт, что папин темп практически никто не мог выдержать.
– Сколько Борис Абрамович в сутки спал?
– Часа четыре-пять.
– И хватало?
– Абсолютно. Бодряком просыпался, после этого обязательно шел плавать, бегать или гулять. Он к своему здоровью достаточно серьезно относился. Единственная несемейная фотография, которая у папы стояла в кабинете, это была фотография с Ельциным – 90-е годы в России под знаком Ельцина прошли, причем твой отец очень много для укрепления его власти сделал, для того, чтобы он продолжал на президентском посту оставаться. Каким твое отношение к Ельцину как к политической, исторической фигуре было тогда и какое оно сейчас?
– Позитивное, потому что когда в Москве были танки и все стремительно менялось, появилась личность, готовая взять на себя ответственность. Могу сказать, что Ельцин – единственный президент, за которого я голосовала, причем один раз в Берлине, второй – в Лондоне, и вот уже за одну эту свободу я не ленилась и специально приезжала в посольство голосовать. Мое представление о Ельцине связано с папиным, потому что в этом он на меня повлиял. А он очень тепло к Борису Николаевичу относился, считал его одним из своих учителей и всегда исключительно уважительно о нем отзывался. По мнению папы, вся свобода, которая существует в России, в первую очередь это заслуга Ельцина. То есть если бы он не хотел, ее бы не было, и папа считал, что это очень круто, что Ельцин дал свободу прессе. «По мнению папы, вся свобода, которая существует в России, в первую очередь это заслуга Ельцина». Ельцину было иногда очень неприятно слышать, что о нем говорят, но он терпел, потому что понимал, насколько это важно, и, конечно, когда Борис Николаевич умер, папа был очень расстроен, ну прямо очень-очень. Кстати, единственная несемейная фотография, которая у папы стояла в кабинете, это была фотография с Ельциным. У нас в семье никогда не было привычки выставлять напоказ фотографии, тем более с кем-то еще, но эта у него стояла всегда.
…………………………………..
– В конце 90-х, когда Ельцин стал стар и слаб, разговоры о преемнике зашли, и Борис Абрамович мне рассказывал, сколько кандидатур они перебрали: и Кириенко, и Степашина, и Аксененко… Все было не то, и в конце концов на Путина вышли, и твой отец решающую роль сыграл в том, чтобы именно Путин официальным преемником Ельцина стал. В интервью Борис Абрамович мне сказал: «Когда на даче у Путина зашел разговор, не подумать ли Володе о президентстве, он наклонился ко мне и произнес: «Послушай, знаешь, чего я больше всего на свете хочу? Быть Березовским. Дайте, пожалуйста, мне «Газпром»!» Что отец о том времени тебе рассказывал? Действительно ли Путин достаточно скромные амбиции имел и «Газпром» был для него вершиной?

– Помню одно: когда это все происходило, про Путина ничего не знала. Сразу после этого мне было очень странно: ну как руководитель ФСБ может стать президентом? Мне с самого первого дня было понятно, что…
– …хорошего не жди…
– …причем я же своим отцом воспитана, и почему он решил, что возможны какие-то исключения из правил, мне совершенно непонятно. Впрочем, мы нечасто такие подробности обсуждали…
– Почему же отец Путину поверил, как думаешь?
– Я слышала, его покорило то, что Путин оказал ему какую-то услугу и не попросил за это денег, хотя было бы совершенно нормально это сделать….
…………………….
– Основным конкурентом Путина в президентской гонке Евгений Максимович Примаков был, и Борис Абрамович мне говорил, что президентом он не должен был стать ни при каких обстоятельствах, он очень непримиримо относился к Примакову и потому Путина предпочел. Разговор на эту тему у вас был?
– Разговоры были только о том, что Примаков абсолютно точно хуже Путина, причем самый последний разговор состоялся где-то за год до смерти папы. Я его опять спросила…
– …ну почему?..
– …нет, не поменял ли он свое мнение уже сейчас, и он ответил: «Нет, все равно Путин лучше». Ему казалось, что страна с Примаковым еще бы больше назад откатилась…

Апрель 1999 года, премьер-министр РФ Евгений Примаков и президент России Борис Ельцин на саммите глав СНГ в Кремле. На этом заседании была утверждена отставка Бориса Березовского, занимавшего пост исполнительного секретаря СНГ. Фото: ЕРА

– Борис Абрамович мне говорил, что за взрывами домов на Каширском шоссе, за рядом терактов, которые к началу Второй чеченской войны подтолкнули, именно Владимир Путин стоял. Вы это с отцом обсуждали?
– Ну да, он мне об этом как о само собой разумеющемся говорил, но без подробностей.

– Отец свою ошибку в том, что именно Путина привел, признавал, понимал, что ошибся?
– Да, и он об этом не раз говорил – известный факт, и чувствовал свою вину перед историей.
– Другие, альтернативные, варианты у Бориса Абрамовича были – об этом он говорил?
– Не помню.
– Путина лично ты когда-нибудь видела?
– Нет.
– А пообщаться с ним тебе хотелось бы?
– А у меня вопросов к нему нет (улыбается)…
– …и хорошо бы, чтобы и у него их к тебе не было…
– Это точно.
– Что ты сегодня о Путине думаешь?
– Ничего хорошего.

– Скажи, предавали отца часто?
– В принципе, все началось, когда он уехал в Англию, до этого все только им восторгались…
– …»Какой вы великий!» – говорили…
– Ну, таких прямо слов я не слышала, но какие-то подобные вещи были. Рома Абрамович, например, уверял бабушку, что хотел бы быть все время рядом с папой и просто молчать и слушать…
– …и бабушке было приятно?
– Да, она была уверена, что Рома от чистого сердца так говорит. Ну, бабушка настолько своего сына любила, что ей совершенно естественным казалось, что и все остальные так же его любят, а потом, когда папа уехал… Причем он же очень сознательно, будучи депутатом Госдумы, уехал…
– …мандат сдал…
– Да, тем самым лишил себя депутатской неприкосновенности и, конечно, большинство вчерашних соратников совершенно по-другому себя стали вести.
– Телефоны его звонить перестали?
– Ой, вот этого я не знаю. По-моему, они у него звонили всегда (улыбается).
……………………………
– Твой отец своим признанием меня огорошил: «Я плохо разбираюсь в людях». Я подумал: боже, если уже Борис Абрамович Березовский плохо разбирается, то кто тогда хорошо? Он действительно правду говорил, не кокетничал?
– Нет, он эту фразу произносил неоднократно, однако все равно хотел заниматься политикой. Думаю, он общие процессы очень хорошо понимал и умел видеть далеко вперед, а вот на что каждый отдельный человек способен – нет. Вернее даже так: он очень хорошо умел распознавать в людях их таланты и возможности и помогал им раскрываться, но не видел их отрицательных сторон. Ну, каждый же по себе мерит, и если в папе какие-то вещи отсутствовали, он не мог понять, как в другом они присутствовать могут. Потому, видимо, и ошибался.
……………………………
– Я почему-то думаю, что, поскольку отец не до конца и Россию, и русский народ, и тех, кого во власть он привел, понимал, он наивным был человеком. У тебя такой мысли нет?
– Мне кажется, что русский народ он как раз хорошо понимал: рабы. (!)
– То есть наивным Борис Абрамович не был?
– Он романтиком был…
– …а это почти то же самое…
– Ну, не знаю, я сама романтик, и мне такой быть нравится…
– Ну, романтиком лучше, чем циником, быть, правда?
– Конечно.
– По поводу русского народа – Бориса Абрамовича цитирую: «Что ж, такой он, русский народ… Такой рабский русский народ, да… Любит, когда его бьют палкой…»
– Угу.
– Борис Березовский, на ваш взгляд, Россию любил?
– Любил, разумеется, и о том, что происходит, очень сильно переживал. Вспоминается такая история. Как-то, когда у меня гостили мама и бабушка, папа заехал всех повидать. За ужином я вспомнила, что в тот день был 23 февраля – День защитника отечества. И как-то я это иронично, пренебрежительно упомянула: ведь в нашей семье никогда не справлялись советские праздники, только Новый год и дни рождения, да еще бабушки всегда вспоминали погибших друзей и близких в День Победы. Папа вдруг серьезно заявил, что это его праздник. Как бы это пафосно ни звучало, но именно любовью к России было продиктовано все, что папа делал в политике. Он считал, что хорошо понимает многие процессы и хотел принимать активное участие в преобразовании своей страны. (прим мое. — Вот это  в голове каша ! )
………………………….
– Эмиграция в Англию внутренней трагедией для него стала?
– В каком-то смысле да, в каком-то, наверное, нет, потому что ему нравилось жить в Англии. Конечно, он хотел ездить в Россию, и вообще было бы прекрасно, если бы своими любимыми вещами на родине мог заниматься, но это был его осознанный выбор – уехать из России и выступать против Путина. Он ведь всего этого мог не делать… – …конечно…
– …спокойно в России остаться…
– …по-прежнему олигархом быть…
– …да, и вообще все бы у него было отлично.
– Мало того, его, думаю, не тронули бы, правда?
– Если бы вел себя по-другому, разумеется.
– Если бы правила игры соблюдал…
– И, пожалуйста, у нас есть масса примеров тех, кто эти правила принял. Несколько человек отказались, но большинство приняли и чувствуют себя прекрасно. Во всяком случае пока прекрасно.
– Как думаешь, взыграло в нем то, что Путина своими руками он сделал, а тот неблагодарность проявил? Отец, может, показать хотел, что раз так, этими же руками он сможет кого-то другого сделать?
– Нет, я считаю, отец больше всего руководствовался тем, что было лучше для России, и считал: чтобы процессы, начатые после перестройки, продолжались, у руля должен стоять не Путин. Это, причем, не личное: ты меня обидел, а я тебя накажу.
– Чем отец в Англии занимался?
– Ну, основным своим занятием он все-таки считал борьбу с путинским режимом, но при этом много путешествовал, писал, с разными людьми общался… Все равно продолжал получать удовольствие от жизни, насыщенно жил.
– Но это не его все-таки страна была
– Великобритания? Или его?
– Нет, его страной была Россия, при этом в Великобритании тоже достаточно интересно было, он же первопроходцем среди…
– …политических эмигрантов был…
– Да, ведь политэмиграция была в Советском Союзе, но прекратилась во времена Горбачева, и многие годы политических эмигрантов у нас не было, а сколько их сейчас снова? Но папа был самым первым, и прошел через серьезный процесс, с адвокатами…

окончание следует……..

michael_ky