Как Константин Райкин помирился с Министерством культуры

После проверок в театре Константин Райкин и его партнёр Анатолий Полянкин передали управление своей фирмой стороннему лицу. Руководители театра и чиновники Минкультуры уверяют, что прежние конфликты исчерпаны.

Скандал вокруг столичного государственного театра «Сатирикон», где его худрук Константин Райкин и директор учреждения Анатолий Полянкин в нарушение антикоррупционного закона занимались бизнесом, получил продолжение. По данным Лайфа, театральные деятели исполнили распоряжение Минкульта и вышли из оперативного управления инвестиционной фирмы «Арт-инвест», которая строит в Марьиной Роще новый театр и отель. Кроме того, от управления рестораном в отеле «Райкин-плаза» отлучена семья главного кавээнщика страны Александра Маслякова. Эксперты по-прежнему уверены, что большинство компаний всё равно осталось под контролем театральных деятелей.

Цензура или конфликт интересов

Вопросы у Минкульта к руководителям «Сатирикона» появились ещё осенью 2016 года, после того как их заподозрили в нарушении антикоррупционного законодательства и конфликте интересов. Всё это было связано с их инвестиционной компанией «Арт-инвест» и строительством новой сцены «Сатирикона» в районе станции «Марьина Роща».

Правда, сам Райкин называл вопросы Минкультуры к его бизнесу цензурой и гонениями на свободу творчества.

— Меня очень тревожат те явления, которые происходят в нашей жизни, эти наезды на искусство, на театр, в частности. Эти беззаконные, экстремистские, наглые, агрессивные, прикрывающиеся словами о нравственности и морали группки оскорблённых людей, которые закрывают спектакли, закрывают выставки. И к которым власть нейтральна, — заявил Райкин.

Через год после этого конфликт между Райкиным и главой Минкультуры получил новый виток. Министерство вновь выявило нарушения в деятельности театра, а Райкин заявил о «мести» со стороны министра культуры.

— Это месть и наказание, которым хочет подвергнуть меня и мой театр мой непосредственный начальник — министр культуры Владимир Мединский. Он не может мне простить моего высказывания на съезде Cоюза театральных деятелей и того, что я несколько раз уличал его в неправде и боролся против его несправедливых решений, касающихся театра «Сатирикон», — сказал Райкин.

Сам министр культуры заявлял, что претензии были лишь по финансовой, хозяйственной деятельности театра.

— Прошёл год, мы провели проверку после этого шума — результатом оказались крайне разочарованы. Вместо устранения недостатков мы видим новую серию патетических выступлений на тему того, что «меня лично душит министр», — отвечал Мединский Райкину.

Проект под себя

«Арт-инвест» Константин Райкин и Анатолий Полянкин учредили ещё в 2003 году. У них там по четверти доли. Фирму они открывали под крупный инвестиционный контракт на ремонт старой сцены «Сатирикона» и пристройку новой. Сам контракт был подписан в 2007 году между Росимуществом и «Арт-инвестом».

Инвестпроект предполагает создание в Марьиной Роще комплекса площадью почти 47 тысяч кв. м. При этом старое здание театра расширят вдвое — до 12 тысяч «квадратов», достроят там новый центральный фасад и расширят зрительскую часть. Площадь недостроенного корпуса предполагается увеличить до 14,6 тысячи кв. м. за счёт возведения надземно-подземной части со стороны служебного фасада основного здания театра. Кроме реконструкции самого здания театра проектом предусмотрено строительство 15-этажного апарт-отеля общей площадью порядка 20 тысяч кв. м. с подземной автостоянкой.

В документе Росимущества говорилось, что по окончании строительства государству отойдёт только четверть всей площади построенных зданий. Остальное — почти 35 тысяч «квадратов», включая апарт-отель — переходит к основному инвестору.

Таким образом, руководители гостеатра через свою же фирму «Арт-инвест» принимают решения по стройке и финансам, но и получат существенную долю объектов в собственность. Это является прямым конфликтом интересов.

Строительство новой сцены «Сатирикона» идёт уже 10 лет, и конца ему пока не видно.

Константин Райкин и Анатолий Полянкин. Фото: ©РИА Новости/Екатерина Чеснокова

Претензии Министерства культуры

В 2016–2017 годах в театре прошло несколько прокурорских и министерских проверок, которые Райкин назвал местью со стороны Минкульта. Ревизоры нашли в «Сатириконе» нарушения, в том числе и конфликт интересов.

Помимо того что Райкин и Полянкин как руководители госучреждения являлись совладельцами коммерческой компании «Арт-инвест» и принимают решения по крупному проекту, через цепочку фирм они ещё контролируют четырёхзвёздочную гостиницу «Райкин Plaza Hotel», одноимённый ресторан и бизнес-центр. Все они находятся в здании известного торгового центра «Райкин Plaza». Согласно выписке из Росреестра, «участок» Райкина и Полянкина занимает почти десятую часть здания.

Как выяснилось, Райкин и Полянкин также ведут через компанию «Культподход» совместный бизнес с семьёй главного кавээнщика страны Александра Маслякова. «Культподход» управляет рестораном «Райкин» и, возможно, отелем «Райкин Plaza Hotel».

Александр Масляков — младший с женой Ангелиной. Фото: ©РИА Новости/ Екатерина Чеснокова

Весной 2017 года в Минкульте прошло совещание, на котором Райкину и Полянкину указали на нарушения. На то совещание театральные деятели даже не посчитали нужным явиться лично, направив вместо себя своих адвокатов. По итогам заседания от них потребовали избавиться от долей в некоторых коммерческих фирмах, однако их названия не озвучивались.

— Райкин и Полянкин должны были принять эффективные меры по урегулированию конфликта интересов в вопросе инвестиционного строительства путём отчуждения принадлежащих им долей участия в уставных капиталах организации, — рассказывал тогда журналистам замминистра культуры Александр Журавский.

Отель и бизнес-центр «Райкин Plaza» Фото: © L!FE

В декабре 2017-го в Минкульте прошло заседание комиссии по урегулированию конфликта интересов. По данным Лайфа, на заседании обсуждалась ситуация вокруг руководителей «Сатирикона». Ещё одной темой было занижение в декларации Анатолия Полянкина доходов его супруги — Альфиры Арслановой.

— Речь шла именно о худруке «Сатирикона» Константине Райкине и директоре театра Анатолии Полянкине, — сообщили Лайфу в пресс-службе Министерства культуры.

В Минкульте считают ситуацию вокруг «Сатирикона» улаженной. В пресс-релизе по итогам совещания говорилось, что госслужащие устранили конфликт интересов. Вопрос был закрыт, поэтому ни к кому не стали предпринимать какие-либо дисциплинарные и административные меры.

Театралы сдают бизнес

Именно общественная критика, внимание прокуратуры и претензии Минкультуры по конфликту интересов вынудили руководителей «Сатирикона» отказаться от части активов. По крайней мере, на бумаге это сейчас выглядит так.

Во-первых, Райкин и Полянкин выполнили главное условие Минкульта — вышли из компании «Арт-инвест». Правда, формально — согласно базе данных СПАРК, они просто передали свои доли в управление своему доверенному лицу Павлу Бурнусузову.

Фото: © L!FE

Во-вторых, руководители «Сатирикона» вывели семью Масляковых из совместного бизнеса. Речь идёт о фирме «Культподход». Ранее, как показывала база СПАРК, «Культподходом» владели ООО «Райкин-плаза», Альфира Арсланова (жена Полянкина), «Телевизионное творческое объединение «АМиК» и Ангелина Маслякова. Теперь, согласно СПАРК, состав собственников выглядит так: доля Арслановой увеличилась с 20% до 40%, а «АМиК» и Маслякова вообще вышли из числа собственников фирмы. Оставшиеся 36% «Культподхода» перешли нынешнему директору Ирине Гущиной.

В-третьих, жена и дочь Полянкина лишились долей в фирме «Топ Юнион». Это был один из крупнейших постоянных подрядчиков театра. Фирма Альфиры Арслановой и её дочери Майи поставляла «Сатирикону» рекламную продукцию, рекламировала и пиарила театр на десятки миллионов рублей в год на протяжении четырёх лет.

Сам Полянкин до 2009 года имел в фирме «Топ Юнион» больше половины уставного капитала. 10 мая 2017 года 100% фирмы перешли некоему москвичу Петру Кашутину, хотя до этого 75% принадлежали жене Полянкина Альфире Арслановой и ещё 25% — его дочери, Майе Арслановой. Гендиректором «Топ Юниона» остаётся Ирина Савенко — директор уже упомянутой инвестиционной фирмы «Арт-инвест». Именно этой компании отойдёт больше половины будущего театра и строящийся отель.

Регистрировали всё на себя, чтобы обезопаситься

Полянкин также подтвердил Лайфу информацию о выходе из части фирм и сообщил, что театр помирился с Министерством культуры.

— У нас состоялась большая и серьёзная встреча с министром культуры Владимиром Мединским. Там присутствовал Константин Аркадьевич, я и директор Департамента театрального искусства Андрей Малышев. Мы скрупулёзно обсудили все те конфликты, которые привели к нашим проблемным взаимоотношениям. Обсудили и глобальные вопросы, связанные со строительством. Всё разъяснили, обговорили. Я показал документы, которые у нас давно уже были. Не все документы оказались знакомы министерству, что и предопределило некоторую неверную информацию, — рассказал Лайфу Полянкин.

Министр культуры РФ Владимир Мединский. Фото: ©РИА Новости/Екатерина Чеснокова

По его словам, по результатам прокурорской проверки и проверки Министерства культуры они с Райкиным передали свои доли в компании «Арт-инвест», которая имела отношение к инвестиционному проекту.

— Согласно закону о противодействии коррупции, мы должны передать на период строительства свои доли в доверительное управление, чтобы не владеть ситуацией, чтобы не влиять на вопросы строительства и финансирования, — рассказал Лайфу Полянкин. — Все эти документы предоставили министру. Закрыли другие компании, которые беспокоили Министерство культуры, которые имели отношение к нашей аффилированности, которые были известны и раньше, но в силу возникших конфликтов стали камнем преткновения. Отчитались в том числе и по тем замечаниям, которые возникли по контрольно-ревизионной проверке театра. Министр задал ещё несколько вопросов, которые его беспокоили. В конце разговора мы пришли к пониманию, определились в перспективах.

Инфографика © L!FE

Полянкин изложил свою версию, как возник конфликт интересов. По его словам, они с Райкиным и родственниками записывали фирмы на себя, чтобы обезопасить от посягательств извне и сохранить театр.

— Мы начинали стройку нового корпуса с 1997 года как инвестиционный проект частно-государственного партнёрства. И тема аффилированности существовала уже тогда. Тогда это было можно. На ней был построен принцип, что наши активы на начальных этапах перестройки никому никуда не уйдут. В этом была определённая фишка. Потому что торги тогда выглядели следующим образом: приходил богатый дядя и говорил: я это всё выкупаю, — рассказал Полянкин. — Вываливал кучу денег, никого не интересовало их происхождение, и забирал все. Из-за этого мы и создали такую структуру.

Старое здание «Сатирикона» на ремонте. Фото © L!FE

Что касается неправильно заполненной декларации своей супруги — Полянкин опроверг эту информацию Минкультуры.

— Мы всё проверили. Речь шла не о моей супруге. Никакого отношения ко мне неправильно заполненная декларация не имела, — сообщил директор «Сатирикона». — Это была совершенно другая тема. Вы можете посмотреть, в моей декларации никаких исправлений нет.

Как сообщила Лайфу помощница Константина Райкина Елена, он занят, поэтому не сможет дать комментарий. Пресс-секретарь творческого объединения «АМиК» Дарья Шпенькова рассказала Лайфу, что она не будет комментировать ситуацию вокруг бизнеса семьи Масляковых.

Сути дела не меняет

По закону госслужащий обязан декларировать свой бизнес и не имеет права руководить им. Доли в компаниях должны быть переданы в доверительное управление. В противном случае это конфликт интересов — и чиновнику грозит увольнение либо объявление о неполном служебном соответствии.

— Руководители государственных организаций являются субъектами антикоррупционного законодательства. Они должны выйти из оперативного управления бизнесом, передав его в доверительное управление. Однако госслужащие всё равно остаются его владельцами и могут получать прибыль от бизнеса, — пояснил Лайфу эксперт по госслужбе Павел Кудюкин. — Если бизнес передан в доверительное управление, то госслужащий теряет часть оперативных функций. Например, он уже не принимает участия в собрании акционеров, не может назначать топ-менеджеров.

Передача активов доверенному лицу глобально ничего не меняет, считает адвокат Игорь Скабелин.

— По сути, договор доверительного управления — это просто передача актива на временное управление. То есть, естественно, он остаётся бенефициаром. Так что это не избавляет ни от конфликта интересов, ни от владения. Владельцем всё равно остаётся он.

Павел Кочегаров

Оригинал материала: "Лайф"