Как небольшой латвийский банк ABLV стал крупным международным центром по отмыванию денег

Несколько лет назад малоизвестный латвийский ABLV Bank привлек внимание сотрудников министерства финансов США. Они обнаружили, что подставные компании переводили через него миллиарды долларов, и пришли к выводу, что он отмывает деньги для коррумпированных клиентов из России, Азербайджана и Украины. В конце 2017 г. минфин обнаружил нечто большее – Северная Корея использовала фиктивные компании, чтобы переводить деньги через этот банк для своей ядерной программы.

В этом году, 13 февраля, минфин США заявил, что отмывание денег являлось одним из основных видов деятельности ABLV и было одним из крупнейших в Европе в последнее время. Он также объявил о планах ввести санкции в отношении банка и лишить его возможности проводить транзакции в долларах. США, правда, не обвинили ABLV в том, что он знал имена владельцев подставных компаний.

Эти действия США привели к тому, что клиенты поспешно вывели из банка 700 млн евро ($865 млн) и он был вынужден закрыться. Европейские и латвийские регуляторы, несмотря на неоднократные предупреждения американцев и выявлявшиеся с начала века проблемы, не смогли обеспечить надлежащий надзор за деятельностью банка. Минфин США проинформировал Европейский центральный банк о намерении обвинить ABLV в отмывании денег всего за несколько минут до официального объявления.

Тот факт, что США применили санкции против организации в стране – союзнике по НАТО, подчеркивает угрозу, исходящую, как представляется Вашингтону, из этого уголка Евросоюза. В последние годы Латвию посетило много американских дипломатов, которые отмечали, что слабое регулирование финансового сектора позволяет преступникам или находящимся под санкциями организациям незаконно переводить крупные средства в Европу. «Это вопрос национальной безопасности, — заявил заместитель госсекретаря США Джон Салливан во время визита в Ригу во второй половине февраля. — Угроза безопасности может принимать разные формы, включая коррупцию и попытки подорвать целостность финансовой системы».

Финансовый мост между Востоком и Западом

ABLV был основан Олегом Филем и его партнером Эрнестом Бернисом. В 1995 г. они приобрели контрольный пакет акций Aizkraukles Banka из небольшого городка Айзкраукле; у него тогда было вкладов всего на $1 млн. Департамент кредитных карт возглавил 19-летний сотрудник, клиентов завлекали участием в лотерее, где разыгрывались произведения современного искусства, нарисованные местными студентами. Позже владельцы сократили название банка до ABLV.

Эрнест Бернис

Филь, отказавшийся от интервью для этой статьи, считал, что Латвия может стать мостом между Россией и Западом. Рига – это «место, где с момента ее основания пересекались торговые маршруты Востока и Запада», отмечал он в годовом отчете банка за 2012 г. По его словам, столице Латвии предназначено было «занять признанное и уважаемое место на карте финансового мира наряду с такими центрами, как Лондон и Люксембург».

В 1998 г. в Латвии был создан регулирующий орган по борьбе с отмыванием денег. Это было обязательным условием для вступления страны в ЕС. Однако настоящая борьба с этой незаконной деятельностью так и не началась. Регулятор выписывал скромные штрафы за отмывание денег – максимум 142 000 евро для банка и 350 евро для причастного к этому сотрудника, по данным Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Законы в Латвии не запрещали открывать банковский счет на подставное лицо. Иностранцы, которые даже никогда не были в Латвии, могли открывать счета без тщательных проверок через зарубежные отделения латвийских банков. Это не соответствовало стандартам развитых стран, отмечает ОЭСР.

В 2000 г. после трехдневной проверки, связанной с заявкой Латвии на членство в ЕС, специалисты блока по борьбе с отмыванием денег похвалили страну за наличие «очень обширной структуры для защиты финансовой системы». К моменту ее вступления в ЕС в 2004 г. размер активов латвийских банков превышал ВВП страны.

Примерно в то же время ABLV активизировал попытки привлечь новых клиентов из стран бывшего СССР. Обычно они переводили деньги в Латвию через страны, позволяющие компаниям скрывать своих истинных владельцев, утверждают американские и латвийские регуляторы. Тогда более 80% клиентов ABLV находились за пределами Латвии и около 90% использовали подставные компании, по данным Службы по предотвращению легализации незаконно нажитых средств. Похожий феномен наблюдался во всем банковском секторе Латвии, и это вызывало у регуляторов подозрения в возможном отмывании денег.

В интервью в феврале Вадим Рейнфельд, заместитель председателя правления ABLV, выражал уверенность в том, что знание различных культур позволяет банку отличать преступников от клиентов, которые просто хотят легально вывести деньги из России. «Мы знаем, когда русские лгут», — утверждал он. Руководители банка уверяли, что делают все от них зависящее, чтобы проверять клиентов, и часто отказывают тем, кто вызывает подозрения. «Не было рекомендаций [по борьбе с отмыванием денег], которые мы не выполняли», — говорил Рейнфельд.

Искусное отмывание

ABLV установил корреспондентские отношения с 49 банками, включая Deutsche Bank и JPMorgan Chase, что облегчало перевод денег между ним и крупными западными финансовыми институтами. Филь в итоге стал одним из богатейших людей Латвии, активно поддерживал развитие современного искусства.

Между тем банк не раз попадал в поле зрения регуляторов из-за сомнительных операций. По данным министерства юстиции США, предъявившего обвинения колумбийскому наркобарону, в 2001 г. ABLV помог ему перевести $697 000. Банк заявил, что не мог знать, что транзакция была связана с преступной деятельностью. Примерно в то же время американские прокуроры выяснили, что сайт с детской порнографией переводил платежи по кредитным картам на счет в ABLV. Банк заявил, что сотрудничает с правоохранительными органами по этому делу. В разведывательных докладах различных американских ведомств Латвия называлась связующим звеном для организованных преступных групп и стран-изгоев. Вашингтон также беспокоила возможность использования латвийской финансовой системы террористическими группировками.

Олег Филь (на фото в центре) хотел через свой банк ABLV соединить Восток и Запад, но попал под обвинение в отмывании денег. ABLV

В 2004 г., вскоре после вступления Латвии в НАТО, США предложили ей военную помощь, но при одном условии: американские специалисты проведут аудит латвийских банков. Дэниел Глэйзер, который тогда был заместителем начальника подразделения минфина США по борьбе с финансированием терроризма, прилетел в Ригу, чтобы контролировать проверку. В 2005 г. он обвинил два латвийских банка в отмывании денег и запретил американским с ними сотрудничать.

Латвийские регуляторы пообещали ужесточить надзор, но больших результатов не добились. Банки сообщали о десятках тысяч подозрительных транзакций в год, рассказывает руководитель Службы по предотвращению легализации незаконно нажитых средств Виестурс Бурканс, но у него тогда было лишь 30 сотрудников, работавших с устаревшим программным обеспечением.

В 2014 г., когда Латвия ввела евро, надзор за местными банками перешел к ЕЦБ. Однако у него нет полномочий расследовать случаи отмывания денег, этим должны заниматься местные регуляторы.

История с украинским бизнесменом Сергеем Курченко, близким к экс-президенту Виктору Януковичу, показывает, как клиенты использовали ABLV для отмывания денег, утверждают сотрудники минфина США. По их словам, когда в 2014 г. Янукович лишился власти, Курченко покинул Украину и вывел миллиарды долларов через девять компаний-пустышек, а проводил эти транзакции ABLV. Действия России против Украины в том году заставили министерство финансов США ввести санкции против бизнесменов, связанных с Владимиром Путиным и Януковичем, включая Курченко, который, по утверждению минфина, участвовал «в незаконном присвоении государственных активов Украины или активов экономически значимой организации Украины». Курченко, в частности, занимался торговлей газом и нефтепродуктами.

ABLV заявил, что перестал работать с Курченко после того, как США включили его в санкционный список. Курченко, у которого не удалось взять комментарий, ранее говорил в интервью СМИ, что его доходы были законными.

Последняя капля

Между тем Филь и ABLV в то время финансировали строительство музея современного искусства, концертного зала и разработали проект на $1 млрд по созданию в Риге международного финансового центра. А для борьбы с отмыванием денег, по заявлению ABLV, он к 2017 г. нанял 109 специалистов и к концу того года прекратил работать с пятой частью своих клиентов. Одним из ведущих консультантов, которых пригласил ABLV, стал сам Дэниел Глэйзер, который с уходом администрации Барака Обамы оставил госслужбу в США. В возглавляемой Глэйзером фирме Financial Integrity Network отказались от комментариев.

Последней каплей для минфина США стало обнаружение в конце 2017 г. среди клиентов ABLV подставных компаний, работавших с северокорейскими банками, которые находятся по санкциями США. По словам человека, знакомого с ситуацией, среди этих подставных компаний были, например, китайские импортеры угля.

В февральском заявлении минфин США, в частности, обвинил сотрудников ABLV в подделке документов для реализации «финансовых схем» и подкупе латвийских регуляторов. Банк отверг эти обвинения.

Латвийские власти пытались сохранить банк и в течение нескольких дней обсуждали возможность предоставления ему стабилизационного кредита на $590 млн. Однако ЕЦБ вскоре объявил, что ABLV будет ликвидирован. Вкладчики смогут вернуть лишь застрахованную сумму – до 100 000 евро.

«Латвия хотела оказаться на карте мира, стать финансовым центром, соединяющим Восток и Запад, – заявил после выхода под залог президент Центрального банка Латвии Илмар Римшевич, который в феврале был задержан по подозрению в коррупции. – Наверное, мы были слишком наивны. И сейчас все разваливается на глазах».

Дрю Хиншоу, Патрисия Каусманн, Иэн Тэлли

 

Перевели Михаил Оверченко и Алексей Невельский

Оригинал материала: "Ведомости"