Свидетели обвинения приходят в суд по делу Никиты Белых с одним и тем же адвокатом

6 ноября зрителей в зале было мало — сенсаций не ожидалось. Никита Белых зашел в зал тяжелым шагом, лицо уставшее — по-прежнему сказывается состояние здоровья. Экс-губернатора Кировской области сопровождал громко сопевший ротвейлер кинологической службы.

— Ваша честь, я ходатайствую о назначении моей супруги Екатерины Белых в качестве моего общественного защитника, — первым делом сообщил Белых судье Наталье Васюченко.

— Протестую, ваша честь, у Белых уже есть адвокат, который оказывает ему квалифицированную помощь, — тут же поднялась с места прокурор Тарасова.

Судья отклонила ходатайство на том основании, что жена Белых – лицо заинтересованное, так как ранее давала показания в качестве свидетеля.

— Но ведь ее уже допросили… — начал было Белых, но махнул рукой и устало облокотился о решетку.

В качестве свидетелей обвинения в суд пришли Дмитрий Рыжков, бывший гендиректор УК «Лесхоз» и Надежда Кудрявцева, бывший секретарь-референт Никиты Белых на посту губернатора.

Свидетель Рыжков вошел в зал в сопровождении неизвестной женщины, представившейся его адвокатом — ранее она уже выступала в суде адвокатом других свидетелей обвинения. Мужчина рассказал, что занимал должность гендиректора «Лесхоза» с июня 2013 года по июль 2017 года. Тогдашнему владельцу «Нововятского лыжного комбината» (ООО «НЛК») и УК «Лесхоз» Юрию Зудхаймеру Рыжкова представил Борис Якубук — «доверенное лицо» Зудхаймера. Рыжков должен был решить финансовые проблемы «Лесхоза» и обеспечить выполнение инвестиционного проекта. Но перед ним, по его словам, встали «трудновыполнимые задачи». К февралю 2014 года условия инвестпроекта «Лесхозом» не выполнялись, а предложенные Рыжковым изменения были отвергнуты руководством области. Кроме того, до «Лесхоза» стали доходить «слухи об угрозах» со стороны все того же правительства.

Жена Никиты Белых Екатерина Рейферт (в центре) и его адвокаты Андрей Грохотов (слева) и Марина Ярош (справа) у Пресненского суда. Фото: Сергей Фадеичев / ТАСС

— А кто был источником угроз? – интересовалась прокурор.

— Не знаю… Не помню, — отвечал свидетель. — Разные ходили слухи. Говорили, что чтобы не отказали в проекте, надо заручиться высокой поддержкой.

— Какой высокой поддержкой?

— Ну, губернатора, — и свидетель показал на клетку, откуда на него с блокнотом в руках смотрел Белых

Встреча с губернатором, по словам Рыжкова, произошла по его инициативе в мае 2014 года. В кабинете Белых. Во встрече принимали участие также Зудхаймер и директор «НЛК» Василий Романюк. После того, как директора доложили о финансовом положении своих предприятий, их попросили выйти. Какое-то время Белых провел наедине с Зудхаймером. Позже, уже в машие, Зудхаймер объяснил Рыжкову, что передал губернатору деньги.

— Сумму не называл? — уточнила прокурор.

— Нет, просто сказал, что дал денег, и теперь проблем не будет.

Позже, по словам свидетеля, проблем с администрацией области у предприятия не возникало. В конце 2014 года был согласован выкуп государственной доли в предприятии, а в феврале 2015 года правительство согласовало изменение инвестиционного проекта «Лесхоза».

В том же в 2015 году «Лесхоз» оштрафовала налоговая на 12 миллионов рублей.

— А за что оштрафовали? — вступил в допрос Белых.

Рыжков рассказал, что руководители нескольких предприятий по деревообработке являлись штатными сотрудниками «Лесхоза». ФНС сочла это уклонением от уплаты налогов.

— А вот кстати насчет лесопосадок — это условия инвестпроекта или договоров аренды? — спросил Белых.

— Я не понимаю, какое отношение… — замялся Рыжков. Белых хотел дать пояснение, но его оборвала прокурор:

— Ваша честь, ну остановите уже обвиняемого!

Белых все-таки удалось вставить слово, он объяснил, что заготовка лесопосадок было условием аренды лесных участков, а не инвестпроектов, то есть инвестпроекту «Лесхоза» ничего не угрожало со стороны администрации области.

— Нам регулярно угрожали, что аннулируют инвестпроект, — настаивал Рыжков.

— А кто угрожал?

— Ежегодно приходили письма из департамента лесного хозяйства о добровольно расторжении договоров аренды. Я откладывал их в сторону.

По словам Рыжкова, расторжение договоров аренды значило бы «смерть» предприятия.

Белых, однако, вспомнил, что в июле 2014 года правительство приняло решение все же аннулировать инвестпроект. Рыжков не помнил, почему. Белых просил вспомнить.

— Ваша честь, да свидетель же на это все уже ответил! — возмутилась адвокат Рыжкова.

— Ну, понятно, — устало вздохнул экс-губернатор.

После того, как по настоянию прокурора судья Васюченко зачитала протокол совещания в правительстве Кировской области от февраля 2014 года, у Белых возник еще вопрос к свидетелю.

— В показаниях следствию вы говорите, что на совещании собственникам предприятия угрожали аннулировать инвестпроект. Но в протоколе об этом ничего не говорится. Как вы это прокомментируете?

— Меня не было на том совещании, содержание мне передал Цуканов (еще один директор УК «Лесхоз»). И я понял, что угрожали.

— А кто являлся собственником предприятия?

— Зудхаймер.

— Только Зудхаймер?

— И правительство еще, 25 процентов.

— То есть правительство угрожало аннулировать проект собственников, в том числе правительства, я так понимаю?

— Он уже все это сказал! Вы просто слышите то, что вам хочется услышать! — вскочила со стула адвокат Рыжкова.

— Да, вы слушаете то, что вам хочется, а я слышу то, что хочется мне! — разражался Белых.

После короткой перепалки между обвинением и экс-губернатором, Рыжкова отпустили.

Своего секретаря Надежду Кудрявцеву Белых встретил радостной улыбкой. Кудрявцева работала у него с 2009 по 2016 год и характеризовала экс-губернатора как «компетентного, грамотного, думающего» руководителя.

— Вас связывали только рабочие отношения? — уточняла прокурор Тарасова.

— Ну да, — удивилась свидетель.

Говоря о расписании Белых, свидетель сказала, что с Ларицким и Зудхаймером экс-губернатор виделся реже, чем с другими предпринимателями. Без секретарей Белых никого не принимал, но Кудрявцева признала, что могла отлучаться на обед или по другим нуждам.

После того, как свидетельницу отпустили, адвокат Белых Андрей Грохотов заявил ходатайство об истребовании документов оперативного учета. Как пояснил защитник, «доверенное лицо» Зудхаймера господин Якубук ранее рассказывал в суде об оперативно-розыскном мероприятии «Наблюдение», которое проводилось в отношении Белых еще в 2013 году. Эти показания не совпадали с показаниями самого Зудхаймера, утверждавшего, что в органы с заявлением против Белых он обратился самостоятельно и только в начале июня 2016 года.

— Возникает вопрос, что за мероприятия проводились в апреле 2013 года, то есть до того, как было озвучено якобы требование о взятке со стороны Белых? Это укладывается в версию Никиты Юрьевича о том, что был оговор, — отметил защитник.

Васюченко пообещала рассмотреть ходатайство на следующем заседании, как и второе ходатайство защиты — продолжение допроса Юрия Зудхаймера, спешного после допроса в суде улетевшего заграницу. Грохотов показал суду «Новую газету», которой немецкий предприниматель в интервью говорил, что заявление на Белых подал еще в 2014 году «под давлением ФСБ». Защита Никиты Белых назвала это еще одним доказательством масштабной провокации против экс-губернатора.

Сергей Лебеденко

Оригинал материала: «Новая газета»

«Новая газета», 22.11.17, ««У вашего друга Зудхаймера богатое воображение?»

В Пресненском суде Москвы продолжили допрос свидетелей обвинения по делу бывшего губернатора Кировской области Никиты Белых. На заседании выступил Андрей Якубук, бизнес-партнер Юрия Зудхаймера. Напомним, Белых обвиняют в получении взятки от Юрия Зудхаймера якобы за оказание помощи предприятиям «Нововятский лыжный комбинат» и «Лесохозяйственная управляющая компания». Позднее в отношении Белых возбудили еще одно дело по статье 290 УК России. Оно связано с возможным получением взятки в размере 200 тысяч евро от бизнесмена Альберта Ларицкого.

Андрей Якубук пришел с адвокатом, которая на прошлом заседании представляла интересы Зудхаймера.

По словам свидетеля, перед тем, как купить предприятия у бывшего совладельца «Нововятского лыжного комбината» (НЛК) и УК «Лесхоз» Альберта Ларицкого, Зудхаймер попросил познакомить его с людьми, которые провели бы финансовый и юридический анализ этих компаний и еще 20 предприятий. После этого стало понятно, что у предприятия находятся «в предбанкротном состоянии, это грозило потерей инвестиций».

«После аудита стало известно, что для спасения предприятий нужны многомиллионные вложения. Если по НЛК как-то еще инвестпроекты работали, то у УК «Лесхоз» инвестпроект не выполнялся вообще», — описал состояние инвестпроектов на предприятиях Якубук, добавив, что в мае 2013 года в его офисе он, Зудхаймер и Ларицкий составили соглашение о передаче предприятий Зудхаймеру.

«Было составлено, на мой взгляд, больше понятийное соглашение, куда были включены наименования предприятий, которые он намеревается передать в ближайшее время взамен требований со стороны Зудхаймера о возврате кредитов», — пояснил он.

Судья уточнила, что фактически Ларицкий передавал предприятия Зудхаймеру из-за долгов, а юридически это было оформлено как продажа. Якубук подтвердил это. По его словам, Зудхаймер стал собственником предприятий летом 2013 года.

Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

Якубук подробно рассказал, каким образом были нарушены обязательства при выполнении инвестпроектов. В УК «Лесхоз» в течение полугода после принятия проекта не было выполнено ни одно обязательство. А в НЛК, по словам Якубука, были массовые хищения. В доказательство своих слов он упомянул уголовные дела в отношении Ларицкого, бывшего гендиректора НЛК Владимира Сысолятина и финансового директора НЛК Натальи Фукаловой.

Свидетель вспоминает, что с Белых познакомился на встрече в правительстве Кировской области перед тем, как Зудхаймер купил НЛК и «Лесхоз». После этого в конце 2013 года и в 2014 году встречи с бывшим губернатором проходили один-два раза в месяц, обсуждались проблемы предприятий. Уже через три месяца после покупки предприятий, вспоминает Якубук, «нас начали склонять во всех инстанциях по поводу невыполнения инвестпроектов». Это «шокировало» Зудхаймера и Якубука, поэтому они попытались заручиться поддержкой Белых.

«НЛК в тот момент был убыточен на 50 млн ежемесячно, и нами — мной и Зудхаймером — было принято решение о сокращении производства и внесении изменений в инвестпроекты, которые, по нашей оценке, были практически невыполнимы и неинтересны были абсолютно инвестору», — объясняет действия Якубук. В начале 2014 года они предложили внести изменения в инвестпроекты, но им было отказано.

— Сообщал ли вам Зудхаймер о требованиях Белых по передаче взятки для решения проблем, связанных с НЛК? — спросила прокурор Дятлова.

— В 2014 году я знал, что Никита Юрьевич попросил у Зудхаймера денежные средства, потому что тот советовался и со мной, и с директорами предприятий, — ответил Якубук, поясняя, что со слов Зудхаймера знает, что Белых просил у того 200 тысяч евро. Зудхаймер, продолжил Якубук, передал денежные средства в середине мая 2014 года. Тогда он пришел в правительство региона вместе с директорами предприятий Рыжовым и Романюком. Сначала в кабинет зашел Зудхаймер, передал Белых деньги, а потом вошли Рыжов и Романюк.

— На что рассчитывал Зудхаймер, передавая деньги? — уточняет прокурор.

— В первую очередь, на внесение изменений в инвестпроекты.

Якубук отмечает, что после передачи денег претензии к предприятиям не прекратились, но с повестки сняли вопрос о прекращении инвестпроектов.

Судья просит подробнее рассказать о его встречах с Белых и Зудхаймером в аэропорту Риги, и кафе «Гранд Кофемания» в Москве. По словам Якубука, в Риге они встретились в апреле или мае 2016 года, именно тогда Белых попросил Зудхаймера помочь в освобождении Ларицкого из-под стражи, а также опять попросил передать 200 тысяч евро на избирательную кампанию. В московском кафе, рассказал Якубук, они встретились уже в середине мая 2016 года. Обсуждали вопросы проверок на предприятии.

«Я вынужден был отойти на встречу с другим человеком и когда я вернулся, насколько я помню, вопрос стоял только о том, как передать деньги, наличные или безналичные», — ответил на вопрос судьи Якубук, обсуждали ли во время встречи передачу денег. Он объяснил, что был против того, чтобы деньги передавали через кировские компании.

— Вам известно о передаче денег родственником Зудхаймера?

— Зудхаймер говорил об этом. Он настаивал на том, что если он не передаст денег, то потеряет полностью НЛК. Я отказался участвовать в передаче этих средств, и Зудхаймер прислал в Москву своего племянника Эрика. Он попросил, чтобы я ему выделил автомобиль с водителем.

Со слов Юрия Зудхаймера свидетель знает, что племянник передал 50 тысяч евро через Татьяну, помощницу Никиты Белых. Вторую часть средств Белых должен был получить в конце июня, добавил Якубук.

— Известно ли было вам о намерении обратиться в правоохранительные органы? — спросила прокурор Тарасова.

— Зудхаймер неоднократно говорил, что здесь его не устраивает ведение бизнеса, поборы и все остальное. Это обсуждалось всегда. Но что он пойдет и напишет заявление в тот момент, я не знал.

— Когда вам об этом стало известно?

— Уже со средств массовой информации.

После небольшого перерыва вопросы Якубуку продолжил задавать Никита Белых. Он уточняет, занимал ли свидетель руководящие посты в НЛК и УК «Лесхоз». «Нет», — коротко ответил Якубук.

— По вашему мнению, у вашего друга Зудхаймера богатое воображение?

Прокурор поднялась с места и попросила суд снять этот вопрос. Судья Васюченко согласилась.

— Какого рода «прессинг», как вы говорите, со стороны правительства осуществлялся в отношении ваших предприятий? — продолжил Белых.

— Правительство Кировской области неоднократно обращалось о том, что инвестпроекты выполняются не вовремя и могут быть признаны несостоявшимися, — сказал Якубук, добавив, что от самого бывшего губернатора угроз прекратить проекты он не слышал. Потом свидетель перечислил темы, которые чаще всего обсуждал на рабочих встречах с Белых. В частности, речь зашла и о досрочном освобождении Ларицкого.

— Спрашивал ли я вас о том, имеете ли вы отношение к аресту Ларицкого? — уточнил бывший губернатор.

— Я такого не помню, но однозначно мы не имеем к этому отношения. Хотя очень хотели бы быть признаны потерпевшими.

Якубук подчеркнул, что выступал от лица предприятий как «консультант», и не знал, что он записан, как член совета директоров. Адвокат Андрей Грохотов попросил свидетеля уточнить, были ли его указания и просьбы директорам предприятий обязательными.

— Нет, — ответил Якубук, объяснив, что помогал Зудхаймеру по-дружески и только консультировал его. Вопросы финансирования решал сам Зудхаймер.

— Как вы считаете, кто на конец 2013 года был виновником главных проблем на предприятии? — спросил Грохотов.

— Вам не понравится ответ. Несомненный виновник — это профессиональный мошенник Ларицкий, потом правительство Кировской области и, наконец, руководство государственных банков, — ответил Якубук, объяснив, что правительство области выдавало Ларицкому кредиты, которые он позднее украл.

— Во сколько вы оценивали стоимость НЛК и «Лесхоз»?

— Нулевая стоимость.

Андрей Грохотов вернулся к соглашению, которое подписали Зудхаймер и Ларицкий в 2013 году, и спросил, привлекался ли к нему Тумаркин Денис, который представлялся адвокатом. Якубук подтвердил это. По его словам, Тумаркина советовали Зудхаймеру другие люди. Бизнесмен думал, говорит Якубук, что «Ларицкий, Тумаркин и Белых — это одна команда». Судья уточнила, что известно свидетелю об адвокате Золотове. Участники процесса хором ответили, что Тумаркин и Золотов это один человек, и он не адвокат.

Судья продолжила обсуждать передачу денег Белых, спросила, соглашался ли Якубук на посредничество в передаче денежных средств. «Нет», — ответил он, добавив, что никогда не передавал деньги Белых.

У сторон больше нет вопросов к свидетелю, прокурор предлагает изучить аудиозапись встречи в кафе White (ранее эта запись не исследовалась). Два мужских голоса обсуждают проблемы кировских предприятий, сама запись быстро заканчивается. Судья включает вторую запись, сделанную на этой встрече. Голос похожий на Якубука жалуется на налоговую проверку, которая пришла в один из последние дни декабря. После обсуждают уголовное дело о невыплате зарплаты. Якубук подтверждает, что это его встреча с Белых. Аудиозапись судья отказывается прослушивать, предлагая Грохотову задавать вопросы по протоколу осмотра. Она подгоняет защитника и возмущается, что у нее закончился рабочий день.

Адвокат задает уточняющие вопросы свидетелю, попросив объяснить его слова о желании перевести предприятия в Москву. Якубук рассказал, что речь идет о «постоянных налоговых проверках», но перевести компании нет возможности из-за финансовых проблем.

Александра Копачева