Главный свидетель по делу кировского губернатора дал показания, противоречащие тому, что говорил раньше

В Пресненском районном суде Москвы продолжается процесс по делу экс-губернатора Кировской области Никиты Белых. Его обвиняют в получении взяток на сумму €600 тыс. Процесс длится уже больше года – сегодня состоится десятое судебное заседание. Russiangate ведет трансляцию из зала суда. 1 ноября заседание длилось восемь часов. За это время допросили трех свидетелей — двое из них, будучи свидетелями обвинения, изменили свои показания.

Первый свидетель бывший министр лесного хозяйства Кировской области Равиль Ахмадуллин рассказал, что директор УК «Лесхоз» и НЛК Владимир Сысолятин обращался к нему с просьбами выделить для предприятий лесные участки получше.

Он также рассказал, что нарушения УК «Лесхоз» и НЛК были незначительными, поэтому оснований исключать их из списка приоритетных инвестиционных проектов не было. Он подчеркнул, что основанием для исключения Минпромторгом проектов из списка приоритетных является заявка, подготовленная правительством Кировской области — то есть за подписью Никиты Белых.

Свидетель отметил, что не получал указаний от Белых о согласовании или несогласовании заявок УК «Лесхоз». Он также сказал, что на совещаниях с участием губернатора подход к проектам этих компаний не отличался от подхода к проектам других.

Прокурор заметил расхождения в показаниях Ахмадуллина: ранее он говорил, что на совещаниях Белых принимал решения в пользу НЛК и УК «Лесхоз» и что это решение не отвечает интересам Кировской области. Свидетель пояснил, что давал старые показания «на эмоциях».

Затем допросили бывшего главу Департамента по вопросам внутренней и информационной политики Кировской области Бориса Веснина. Он рассказал, что Белых наполнял Фонд поддержки инициатив губернатора Кировской области из собственных средств — за все время он перечислил туда 8-10 млн рублей. Прокурор снова отметил расхождения в показаниях: при первом допросе Веснин утверждал, что Никита Белых использовал средства фондов в своих целях. На новом заседании Веснин заявил, что раньше он давал «оценочные суждения», а свежие показания «точнее».

Экс-губернатор Кировской области Никита Белых

Третий свидетель — заместитель главы Кировской администрации Алексей Вершинин — рассказал суду, что деньги в фонды поступали и через предпринимателей. При этом, когда потребовались деньги на детский лагерь, крупный бизнес не оказал помощь, и Белых сам пообещал найти деньги.

12:02

На сегодняшнем заседании все ожидают допроса главного свидетеля по делу — бизнесмена Юрия Зудхаймера, владельца «Нововятского лыжного комбината». По версии следствия, именно у Зудхаймера Белых вымогал взятку.

Спешим поздравить Никиту Белых и Екатерину Рейферт: вчера экс-губернатор и его невеста наконец-то поженились — прямо в следственном изоляторе. Напомним, что Белых сделал предложение Рейферт на заседании 11 октября во время заседания в Пресненском районном суде.

Бывший губернатор рассказывал, что получил разрешение на брак еще в июле, но руководство «Лефортово» потеряло документ, а также его копию. После присвоения статуса свидетеля Екатерину Рейферт не пускали на свидания к Белых до дачи показаний на суде. Надеемся, теперь Екатерину будут пускать к мужу на свидания.

12:04

Перед заседанием телефон Рейферт разрывается от звонков: все спешат поздравить новоиспеченную жену. Девушка принимает поздравления, в разговорах неуверенно надеется, что ее в ближайшее время пустят на свидание с мужем.

12:08

На скамейке у зала суда сидят студенты-юристы, они здесь на практике. Одна девушка рассказывает друзьям о суде:

— Знаете кто тут? Губернатор Кировской области.

Молодые люди переглядываются и тихо смеются, обсуждая домашние задания.

12:24

Пока заседание задерживается только на 15 минут, но журналисты Life.ru уже жалуются: корреспондентка рассказывает про первое заседание по делу: на нем Белых почти пять часов выступал с первым словом, следователь не успела задать ему ни одного вопроса.

Сегодня все ждут главного свидетеля бизнесмена Зудхаймера, который не являлся на допрос уже несколько раз.

12:43

Никиту Белых ввели в зал суда в сопровождении шести сотрудников ФССП и служебной собаки. Обвиняемый выглядит бодро, но при ходьбе пользуется костылем.

13:04

Судья поздравляет Белых со свадьбой. Свидетель Зудхаймер уже в здании суда, сейчас его приведут.

Судья говорит, что режим работы сегодня следующий: необходимо закончить допрос Зудхаймера, вопросов много, перерыв делать не будут.

Также она уточняет, что свидетель имеет двойное гражданство, он прилетел из Германии на один день ради дачи показаний.

13:13

Судья спрашивает Зудхаймера про бизнес в России.

— В Российской Федерации я сейчас не работаю. Только кировские предприятия — ОАО НЛК и ООО УК «Лесхоз».

Именно эти предприятия проходят по делу о взятке Белых.

Прокурор спрашивает про покупку долей в УК «Лесхоз», знакомство с экс-губернатором Белых и о передаче денег.

Зудхаймер пускается в длинный рассказ: двадцать лет назад он и Ларицкий были близкими друзьями. В 2009 году Ларицкий предложил вложиться в бизнес в Кирове.

— Я никогда не имел отношения к лесозаготовкам, не имел бизнеса в России. Но Ларицкий убедил меня, что проект выгодный экономически и политически, так как он задуман вместе с губернатором Белых.

Судья прерывает Зудхаймера, он читает свои слова с листа. Бизнесмен поясняет, что весьма ограниченно владеет русским языком.

Судья просит приобщить заметки к делу. Адвокат Белых возражает против чтения с листа: «Хотелось бы услышать слова из памяти обвиняемого».

Суд не принимает возражение.

13:20

— В конце 2012 года у меня стали возникать сомнения после того, как появилось уголовное дело по статье 269 — о незаконном возмещении налога на добавленную стоимость НЛК. Ларицкий заявил, что все в порядке. К тому времени Ларицкий был должен мне около $37 млн, — рассказывает Зудхаймер.

Судья все-таки просит рассказывать, а не читать с листа.

Владимир Песня/РИА Новости

— У меня человек под стражей сидит, мне нужно его судьбу решать, а вы с листа читаете. Откуда я знаю, кто это писал? — говорит судья.

Прокурор уточняет, как Ларицкий получал деньги от Зудхаймера. Бизнесмен рассказывает, что сначала это были личные вложения от частного лица частному лицу, но после появившихся подозрений в нечестности партнера стал делать это через свою фирму.

Весной 2013 года Ларицкий предложил передать все компании, в которые он якобы вкладывал деньги, Зудхаймеру. Зудхаймер понял, что все деньги, что он давал Ларицкому, были выведены со счетов и украдены.

Зудхаймер говорит, что был оформлен некий документ, «джентльменское соглашение», по которому Ларицкий передал НЛК партнеру. Юридической силы этот документ не имеет.

13:29

— Как оказалось позже, НЛК на момент передачи был на стадии банкротства, — рассказывает дальше Зудхаймер. — Кроме НЛК и «Лесхоза», Ларицкий обещал мне 300 кубометров леса. Это все он согласовывал с губернатором Белых по телефону.

Зудхаймер говорит, что у него есть видео звонка, на котором Ларицкий согласует передачу леса Зудхаймеру.

Какие именно суммы вложил в НЛК и УК «Лесхоз», Зудхаймер не помнит.

13:30

Прокурор переходит к обстоятельствам знакомства Зудхаймера с Белых.

— После подписания соглашения, мы с Ларицким и моим партнером Якубуком полетели из Москвы в Кировскую область. Это было в конце мая 2013 года. Встреча с Белых состоялась в его кабинете в здании правительства области, — рассказывает Зудхаймер.

Он добавляет:

— Говорят, я видел Белых и раньше, мельком. Но я не помню.

По залу идет смешок.

13:42

Ларицкий представил Зудхаймера губернатору как инвестора. Белых был очень рад вливаниям в регион, он обещал всячески поддерживать бизнес со стороны правительства.

— О незаконных вещах речи не шло, — подчеркивает свидетель.

Судья уточняет, как давно Зудхаймер не живет в Российской Федерации.

— Я никогда не жил в Российской Федерации. Я жил в СССР и уехал в Германию в 1990 году, — отвечает он.

В начале июня Зудхаймер, изучив документы, понял, что его деньги были украдены. Он обратился к Белых за помощью с банкротством.

— Никита Юрьевич очень сильно просил не банкротить предприятие, поскольку это ударит по репутации региона, и его личной в целом.

На момент передачи НЛК, работникам предприятия не выплачивались зарплаты уже около полугода. Зудхаймер сразу же вложил еще около $6 млн, чтобы выплатить зарплаты, покрыть счета за электроэнергию и в налоговую.

— Эти деньги никогда не были инвестированы в эту фирму. Предприятие ни одного дня не было рентабельно с момента развала СССР. Как оно работало, я не представляю, — рассказывает Зудхаймер.

13:45

— Предприятие было закредитовано на большую сумму, чем его стоимость, — продолжает Зудхаймер. — НЛК был готов к банкротству. Мы (с Якубуком) были готовы его обанкротить и пришли к губернатору за этим. Никита Юрьевич очень сильно убеждал нас не банкротить его. Наверное, потому что многие кредиты были обеспечены государством и областью — были заложены филармония, детские сады.

фото: Новая газета

Он рассказывает, что Белых предлагал бизнесменам разные компании. После долгих размышлений они приняли предложения губернатора и взяли УК «Лесхоз». Начали возмещать кредиты банкам.

— Чем больше я залазил в эту лавину дерьма, тем больше мне предъявляли претензий, – говорит свидетель.

Зудхаймер пытался выполнить все инвестпроекты, но по его заявлению, чем больше кредитов он выплачивал, тем сильнее менялась риторика губернатора.

13:50

Зудхаймер рассказывает про инвестпроекты. По его мнению, почти все они были невыполнимы изначально. Он утверждает, что Белых обещал изменить инвестпроекты на более реальные, но этого не произошло.

— Никита Юрьевич попросил нас выкупить оставшиеся 25% УК «Лесхоз». На тот момент я вложил в предприятия около $1 млн. В итоге оказалось, что у нас не было даже теоретической возможности изменить инвестпроекты. Мы не можем вернуть все свои инвестиции, — говорит свидетель.

Он признается, что считает инвестпроект по НЛК давно выполненным. Белых не подписывал документ. Он требовал, чтобы Зудхаймер вернул деньги, которые украл Ларицкий, чтобы можно было вернуть филармонию и детсады.

— У нас есть аудиозапись его требований, — заявил Зудхаймер.

13:55

— Единственный человек в Кировской области, который мог решить какие-либо проблемы — Никита Белых, — говорит свидетель, — Он стал вести себя неадекватно, защищал этого жулика Ларицкого. Я тогда не понимал, почему он это делает: он успешный политик, зачем ему это нужно. Сейчас-то я понял.

Белых качает головой и грустно улыбается.

14:02

— В 2014 году Белых мне сказал, что есть необходимая «такса», которую установили еще при Ларицком — €200 тыс. в год. Каждое предприятие платит правительству деньги. Мои директора сказали, что 200 тысяч — «это по-божески». Не понимаю, что значит по-божески, вы уж извините, — говорит Зудхаймер.

Зудхаймер объясняет, что ему непросто было собрать €200 тыс. наличными. Он не раз предлагал Белых перевести деньги, в том числе на счета предвыборных фондов. Белых не соглашался, поскольку Зудхаймер иностранный гражданин и это будет «не так понято».

14:07

Прокурор уточняет, за что передавалась «такса». Зудхаймер говорит, что не знает:

— Наверное, чтобы нас оставили в покое. Наше письмо про изменение инвестпроектов в правительстве «потерялось». Я думаю, что по приказу Белых. Он сам всегда создавал проблемы, чтобы потом героически их решать.

14:11

— В 2015 году я Белых ничего не передавал, поскольку его друг Ларицкий сел. Сэкономил, так сказать. Белых делал все, чтобы вытащить Ларицкого. Не мог понять, зачем ему этот черт ушастый, — рассказывает Зудхаймер.

Раздаются смешки.

— Ну что вы, это для вас он олигарх, а для меня черт ушастый, — уточняет он.

— Для нас он свидетель Ларицкий, — уточняет прокурор.

— Ой, извините, — поправляет себя Зудхаймер.

14:23

— Нас на время оставили в покое после посадки Ларицкого, — продолжает Зудхаймер. — В следующий раз Белых стал настаивать на встрече перед католическим Рождеством в 2015 году в Братиславе. Никита Юрьевич говорил про две вещи: что Ларицкого надо выпускать, и про залоги. Как я должен был помочь Ларицкому, я не знаю.

Он говорит, что не выплатил залоги — Нововятский лесоперерабатывающий комбинат до сих пор должен эти деньги.

— Но я не выплатил их, потому что Белых не выполнил ни одного своего обязательства, — уточняет свидетель.

Он рассказывает, что 29 декабря в НЛК пришла налоговая инспекция, выдали предписание. Зудхаймер говорит, что предприятие за время работы — с 2011 года и по сей день — задолжало 22 млн рублей.

14:25

Зудхаймер рассказывает про ужасное состояние котельной, которая не ремонтировалась с 1953 года. Бизнесмен говорит, что не было возможности отключить котельную, поскольку даже летом она обслуживала роддом.

— Нам сказали, что мы должны предупредить за три года. Мы не отказывались от социальной ответственности, нам нужно было отремонтировать котельную, она могла взорваться. Тогда мы обратились к Белых. Он, как всегда, доброжелательно пообещал помочь. Проблема не решена до сих пор.

14:30

В следующий раз Зудхаймер и Белых встретились в аэропорту в Риге (вероятно, речь идет о встрече в 2016 году — прим. ред.).

— Никита Юрьевич требовал выпустить Ларицкого, — рассказывает Зудхаймер. — Второй вопрос, который он поднимал, это залоги. Потом он напомнил про новую «таксу» — вновь €200 тыс.

Свидетель говорит, что аудиозапись этой встрече у него тоже имеется.

— Я такого даже в кино не видел, чтобы губернатор области прилетал в Европу, чтобы лично вымогать у бизнесмена деньги, — удивляется Зудхаймер.

14:32

— Я вам честно говорю, что я бы сэкономил кучу денег, если бы выплатил эти €200 тыс. Но я понимал, что это противоречит закону. Я обратился в МВД, — рассказывает бизнесмен.

Прокурор спрашивает, как Зудхаймер воспринимал передачу денег.

— Никита Юрьевич всегда хотел выглядеть хорошим человеком. Прикрывался благоустройством, выборами какими-то. Но я понимал, что это взятка. Наличными, €200 тыс., еще и крупными купюрами — это взятка.

14:41

В конце мая 2016 года €50 тыс. передавал племянник бизнесмена Эдуард. Зудхаймер нанял частное детективное агентство, чтобы заснять факт передачи. Белых на ней не присутствовал, вместо него была секретарь.

— Я обратился в органы, предложил передать Белых остаток суммы в ресторане в Москве. Следователи не поверили, что губернатор согласится на такое. Но он согласился. Полная безнаказанность привела к потере инстинкта самосохранения.

Зудхаймер утверждает, что Якубук был в курсе всех махинаций с деньгами.

— Но когда я обратился в МВД, Якубук сказал, что умывает руки. Он боялся за себя. Единственное, он предоставил мне машину с водителем, чтобы я доехал до Лубянской площади.

14:55

— Я пришел в здание ФСБ на Лубянке, — рассказывает Зудхаймер. — На меня смотрели, как на сумасшедшего немца. Долго рассматривали мой паспорт. Я не борец с коррупцией, меня просто загнали в угол.

К 24 июня 2016 года Зудхаймер собрал оставшуюся сумму. Вновь пришел в ФСБ. Там ему сказали, что его деньги не понадобятся.

— Никита Юрьевич предлагал встретиться в отеле — видимо, в его отеле. Сотрудники органов сказали, что нужно любыми средствами перенести встречу в ресторан.

Дальше Зудхаймер рассказывает, как при нем помечали купюры.

— Деньги поместили в подарочный пакет. Я настоял на том, чтобы туда поместили бутылку вина. День рождения у Никиты Юрьевича был, я искренне хотел ему вина подарить. Я же не знал, что его сразу задерживать будут.

— Они меня долго-долго одевали, — продолжает Зудхаймер, — на спину привязали аккумуляторы, очень горячие. Офицерские часы выдали, галстук такой огромный, ремень тоже мне заменили. Со всем этим оборудованием я ждал Никиту Юрьевича в ресторане.

Зудхаймер говорит, что не думал, что Белых сразу задержат.

— Меня одели в восемь утра, все протоколировали. К моменту встречи (примерно 12 часов дня) я был как рак, было очень жарко из-за аккумуляторов.

15:06

Прокурор просит в деталях рассказать про момент передачи пакета. Зудхаймер рассказывает про поздравления с днем рождения.

— Я сказал: «Привез, что обещал. Извините, что мелкими купюрами». Он залез рукой в пакет, удостоверился, что деньги там есть. Мы недолго поговорили, на выходе из ресторана его задержали.

Напомним, Белых утверждает: не знал, что в пакете находились деньги. Экс-губернатор был уверен, что в пакете подарок.

15:13

Зудхаймер рассказывает про отношения Ларицкого и Белых. Он называет Ларицкого преступником.

— За пределами Кировской области Ларицкий так себя не вел. Но в области он делал, что хотел, благодаря административной поддержке Белых.

Бизнесмен рассказывает про Ларицкого.

— Я еще подумал, как быстро неограниченная власть меняет людей. Он был тихим еврейским мальчиком, а потом у него появился личный самолет. Чуть что, он звонил Белых, для него не было запретов в Кировской области.

15:17

Бизнесмен возмущается структурой бизнеса в России, российским правосудием, российским менталитетом и «вором леса Навальным» (да-да, и им тоже).

Прокурор напоминает, что в рамках заседания этого делать не стоит, а также об ограничениях по времени — у Зудхаймера сегодня самолет.

— А вы умеете убеждать, — отмечает Зудхаймер.

Бизнесмен вообще называет себя немцем и всячески отрицает свое русское происхождение. Фразы «в вашей стране», «ваши законы» звучат из уст свидетеля очень часто.

15:31

Свидетель рассказывает про «эпизод, который разделил его жизнь на до и после»: в 2013 году на него обещали завести уголовное дело. Он выехал из России на машине с дипломатическими номерами Канады через Беларусь. Зудхаймер считает, что это дело рук Альберта Ларицкого. Периодически он называет его «ушастым Аликом».

Ему и Якубуку пришлось заплатить €10 млн, говорит Зудхаймер.

Также он спрашивает, знает ли Владимир Путин, что ждет немецких инвесторов, когда они приезжают в Россию.

Мы, честно говоря, тоже хотели бы знать.

16:01

Заседание продолжается. Теперь вопросы Зудхаймеру задает Белых. Он спрашивает, были ли в «джентельменском соглашении» Зудхаймера и Ларицкого какие-то обязательства от Кировской области.

Белых удивляется, почему Зудхаймер не спрашивал про 300 кубометров леса, которые технически были обещаны от лица Кировской области. На документе ни одной подписи губернатора или любого другого представителя власти.

— Почему после угроз уголовного преследования вы не приезжали в Россию? Чем были обусловлены наши встречи в Европе? — спрашивает Белых.

— Я не хотел приезжать в Россию, чтобы не тратить время, — говорит Зудхаймер.

— Спасибо, это ровно то, что я хотел от вас услышать.

16:05

— Кто вам сказал, что в инвестпроект по УК «Лесхоз» нельзя внести изменения? — Белых продолжает задавать вопросы Юрию Зудхаймеру.

— Минпромторг, — отвечает свидетель.

— Но мы же вносили изменения в инвестпроекты про НЛК.

— Мне это неизвестно.

— Мы вносили изменения весной 2016 года через Минпромторг.

— Почему тогда мы не изменили инвестпроекты по УК «Лесхоз»?

— Мы подавали заявки в Минпромторг, там все зависло.

Белых задает вопросы в жесткой манере, прокуроры постоянно снимают комментарии экс-губернатора.

16:07

Никита Белых продолжает задавать вопросы свидетелю Юрию Зудхаймеру:

— Расскажите, куда я положил «таксу», которую вы мне передали в 2014 году?

— В стол.

— Там нет ящиков в столе, — возражает Белых.

— Под стул. Там стояло два стула, на одном сидели вы, деньги вы сложили под стол на второй.

— То есть на стул, а не в стол?

— Да.

16:09

Белых и Зудхаймер перекидываются короткими фразами в грубоватой манере:

— Вы можете назвать компании, которые также платят «таксу»? — спрашивает Белых.

— Нет, но я знаю, что такие есть.

— Но назвать можете?

— Не могу.

16:11

Белых продолжает задавать свидетелю Зудхаймеру вопросы про первый «транш» в €200 тыс. в 2014 году:

— Вы говорите, что настаивали на том, чтобы деньги были перечислены, а я на передаче наличных, верно?

— Да.

— В рамках этой встречи было сказано, за что или на что я эти деньги вымогал?

— На выборы.

— Нет, вымогательство предполагает какое-то мое действие. Что я что-то для вас сделаю. Это обговаривалось?

— Нет, в рамках этой встречи — нет.

16:14

Белых отмечает практически все нестыковки, которые присутствуют в показаниях Зудхаймера. Сейчас он передает слово своему адвокату. Тот спрашивает свидетеля:

— Почему вы в течение двух лет после передачи первой взятки не обращались в правоохранительные органы?

— Стыдился. Вы же не думаете, что у меня были лишние 200 тысяч, я боялся за бизнес.

16:16

Зудхаймер утверждает, что инициатором всех встреч являлся Никита Белых, но конспирологию (деньги в телефонных разговорах никогда не назывались деньгами, в записях говорится «передать бумаги» — прим. ред.) инициировал он сам.

16:22

Уже после подписания документов по передаче НЛК, но до того, как бумаги были переоформлены, Зудхаймер по просьбе Ларицкого подписал одну платежку, по которой, как оказалось, переводил деньги со счетов НЛК в офшор Ларицкого.

Зудхаймер цитирует бывшего партнера: «Сидеть будем вместе, не забывай, что ты подписал платежку».

16:30

Допрос свидетеля стороной защиты продолжается. Выясняется, что в словах Зудхаймера много нестыковок. Бизнесмен начинает злиться, говорит очень громко, почти кричит.

— Вообще не понимаю, как так вышло, что филармония и детские сады в залоге под частную компанию. Вы представляете, что будет, если там сейчас вывесить кипрский флаг над филармонией? — возмущается Зудхаймер.

— А вы гражданин Кипра? — уточняет Белых.

— Нет, но это кипрский офшор.

— Ваш офшор? — спрашивает экс-губернатор.

— Нет. Хотите, он будет моим? — продолжает злиться Зудхаймер.

— Очень хочу, — смеется Белых.

16:33

Зудхаймер продолжает злиться, пытается увиливать от вопросов, часто обращается к своему адвокату за уточнениями. Адвокат Белых спрашивает, обращался ли свидетель в правоохранительные органы по поводу €10 млн, которые Зудхаймер и Якубук заплатили за то, чтобы уголовное дело не заводилось.

— Обращался и сейчас этим занимаюсь. Как об стену горох, — жалуется Зудхаймер.

16:37

Белых просит после допроса прослушать части аудиозаписей, которые уже были прослушаны на заседаниях ранее. Вместе с адвокатом они считают, что содержание записей расходится со словами Зудхаймера.

16:39

Зудхаймер подгоняет адвоката Белых, напоминая про самолет. Подсудимый говорит, что они ждали Зудхаймера достаточно долго.

— Никита Юрьевич, я бы с удовольствием остался с вами на пару дней, – говорит свидетель.

— Приглашаю вас к себе в «Лефортово», вы не представляете какие там номера, — шутит Белых.

16:41

Адвокат подсудимого спрашивает у Зудхаймера, рассказал ли ему Белых, на что собирается потратить полученные деньги. Бизнесмен говорит, что ему были не интересны «оправдания воришки».

16:47

— Мне до сих пор снятся глаза мамы Никиты Юрьевича, но меня в угол загнали. Если вы хотите узнать, думаю ли я, что Белых должен сидеть в тюрьме? Нет. Он хороший, добрый, не криминальный человек. Если таких сажать, то тюрем не хватит, — признается в зале суда Зудхаймер.

Судья вновь прерывает речь свидетеля, который начал озвучивать свои мысли по поводу назначения на должность губернатора: ему так и не дали договорить про систему в Германии и детектор лжи.

16:51

Белых и его адвокат закончили допрос свидетеля. Теперь вопросы Юрию Зудхаймеру задает судья — затем зачитают протокол аудиозаписей.

— Оговаривали ли вы с Никитой Юрьевичем, за что вы передавали ему денежные средства? — спрашивает судья.

— Нет. Я так понимаю, что он мог создать нам проблемы, и взятка как раз для того, чтобы нам ничего не было, — отвечает Зудхаймер.

16:58

Зудхаймер сообщает, что на 2014-2016 годы у НЛК и УК «Лесхоз» были обязательства по невыполненным инвестпроектам. Судья уточняет, как свидетель понял, что у него вымогали взятку. Бизнесмен говорит, что его предупреждали, что лес могут отобрать и расторгнуть инвестпроекты.

— Никита Юрьевич говорил, что просит эти деньги на выборы, верно? — уточняет судья.

— Ну да, он же приличный человек, он не может прямо сказать.

— А почему вы думаете, что это не были деньги на выборы?

— Потому что никто не просит на выборы деньги в евро крупными купюрами, — отвечает Зудхаймер.

Вопросы судьи кончились. Прокурор задает несколько уточняющих вопросов. Затем зачитывают протокол аудиозаписи.

17:02

Судья просит прокурора прочитать интересующий суд отрывок из акта прослушивания аудиозаписи из первого тома. Белых предлагает прочитать сам:

— Я с выражением могу.

Прокурор зачитывает кусок расшифровки аудиозаписи разговора Белых и Зудхаймера в аэропорту Риги. Речь идет про деньги на предвыборную кампанию, про то, что Зудхаймер не хочет приезжать в Россию после едва не начавшегося уголовного дела.

17:10

Зудхаймер на сегодняшнем допросе утверждал, что Белых был против безналичного перевода. Из расшифровки аудиозаписи становится понятно, что деньги частично пойдут в избирательный фонд, частично — в общественную организацию «Военно-историческое общество» и в благотворительный фонд. Деньги в избирательный фонд Зудхаймер не мог перевести, поскольку является иностранным гражданином, что и объясняет ему Белых в разговоре.

Белых в суде задает свидетелю вопрос: как тот понял, что он хочет получить наличные крупными купюрами.

— Я догадался, — сообщает Зудхаймер.

17:21

В суде уже полчаса обсуждают расшифровку короткого разговора Зудхаймера и Белых в аэропорту Риги. Из него становится понятно, что обвиняемый говорит о переводах денег в фонд избирательной компании.

Сейчас адвокат Зудхаймера просит прервать заседание, у свидетеля самолет в 20:00. Более того, адвокат отмечает плохое состояние здоровья своего подзащитного. Судья прерывает адвоката.

Зудхаймер просит отпустить его на самолет, обещает прилететь в следующий раз. Когда будет этот следующий раз — назвать не может.

Судья предлагает продолжить заседание до 18.00. Прокурор просит зачитать протоколы допроса Зудхаймера в связи с существенными расхождениями.

17:30

Судья читает отрывок показаний Зудхаймера, которые он дал во время следствия 9 ноября 2016 года. Это дополнения, которые свидетель дал после очной ставки с Белых. Там бизнесмен объясняет, что Белых не участвовал в программах благоустройства Кирова, все взятки тратил только на себя и ни на что больше.

17:52

В позиции свидетеля Юрия Зудхаймера обнаружились противоречия. Напомним, именно он написал на Белых заявление, а сейчас говорит, что не хотел бы, чтобы экс-губернатор сел за решетку. Кроме того, свидетель говорит, о том, что собирается написать еще одно заявление — на кого и по какому поводу — не до конца ясно.

Зудхаймер меняет свои показания: ранее он говорил, что первую взятку Белых положил в шкаф, сейчас же он говорит, что шкафа не было, а деньги были положены на соседний стул.

Кроме того, Белых уточняет, что за 10 дней до передачи первой взятки на заседании по инвестпроектам было принято решение не исключать инвестпроекты УК «Лесхоз» и НЛК из числа приоритетных.

— Вам не кажется странным, что через 10 дней я требую у вас деньги за неисключение ваших инвестпроектов из приоритетных? — спрашивает Белых.

— Нет, не кажется, — отвечает Зудхаймер.

18:02

Судья Татьяна Васюченко продолжает разъяснять противоречия в показаниях предпринимателя Юрия Зудхаймера:

— Я правильно понимаю, что Никита Юрьевич требовал у вас деньги за решения проблем по инвестпроектам? — спрашивает она у свидетеля.

— Ну а за что еще?

— Он это проговаривал?

— Нет.

18:06

Юрий Зудхаймер пытается договориться с судьей о переносе заседания. Судья говорит, что на сегодня допрос свидетеля окончен, но продолжится в следующий раз.

Судебное заседание завершается. Следующее состоится 22 ноября в 12:00.

 

Оригинал материала: "Russian Gate"