Как бывший морской офицер создал в Калининградской области независимую газету «Новые колеса», которую, как не пытались, не смогли за 25 лет закрыть ни бандиты, ни местные власти  

1991 год, умирает Советский Союз, вместе с ним доживает свои последние дни самый консервативный его институт – вооруженные силы. У советских военных в каждом округе и на каждом флоте были свои газеты, самые скучные и самые старомодные даже по советским, а тем более по перестроечным меркам. Офицеры-политработники каждый день пишут статьи о боевой и политической подготовке, которые никто не читает. Газета Балтийского флота, которая издается в Калининграде, называется «Страж Балтики».

Среди журналистов этой газеты – 26-летний старший лейтенант Игорь Рудников. Наверное, он первый, кто пытается приспособить неповоротливое советское медиа к новой постсоветской реальности. Капитализм, открытые границы и льготные таможенные условия превращают Калининград в ключевую точку постсоветского вторичного рынка импортных автомобилей. Рынку нужно медиа. На базе флотского «Стража Балтики» Рудников создает газету «Колеса» с объявлениями о покупке-продаже автомобилей и запчастей и тематическими статьями на автомобильные темы.

Газета быстро становится самым тиражным СМИ региона. Военные обнаруживают, что на автомобильной газете можно зарабатывать, и, как всегда бывает, создатель бизнеса оказывается лишним. В 1995 году Рудников увольняется с военной службы и из «Колес», и автомобильных газет в регионе становится две – Рудников создает «Новые колеса». Чтобы выдержать конкуренцию, новое издание очень быстро отказывается от тематических ограничений – в разделе объявлений по-прежнему продаются автомобили и запчасти, а на редакционных полосах – эксперименты по завоеванию аудитории «общего интереса». Газета пытается писать обо всем: текущие новости, краеведение, советы домохозяйкам, гороскоп, – но историческая эпоха располагает к доминированию криминальной тематики. «Новые колеса» середины девяностых – единственный в регионе таблоид, специализирующийся на убийствах, грабежах, жизни криминальных группировок, а эта тема всегда рано или поздно упирается в тему коррупции, потому что у бандитов, если внимательно их изучать, всегда обнаруживаются друзья во власти, а власть всегда имеет какие-то интересы в той сфере, где царят бандиты. Герои «Новых колес» в те годы – вперемешку криминальные авторитеты и депутаты, профессиональные боксеры и главы муниципалитетов, поставщики контрабандного табака и прокуроры. Редакцию поджигали, самому Рудникову проламывали голову – а других показателей реальной независимости прессы в те годы, кажется, просто не существовало.

Провинциальный правдолюбец ⁠– известный и понятный всем ⁠типаж, обычно ⁠нелепый или трагический, но если в его распоряжении ⁠оказывается собственное успешное СМИ, он превращается в героя ⁠эпохи и гения ⁠места одновременно. Рудникова девяностых ⁠можно сравнить с «Фонтанкой» или с ранним Александром Невзоровым – всё знают, никого не боятся, на месте происшествия оказываются раньше милиции. Но романтический образ с годами ржавел – в девяностые и нулевые общество явно разочаровывалось именно в этой журналистике: «Столько себе позволяют – кто же их крыша?», «Если мочат одних, то наверняка в интересах других», «Журналист всегда работает на заказчика» и так далее. Это, вероятно, неизбежное ржавение репутации в случае Рудникова компенсировалось тем, что он сам еще до того, как общество начало презирать или ненавидеть прессу, превратился в довольно значимую в масштабах региона политическую фигуру. Свои первые выборы в областную Думу он выиграл в 1996 году и с тех пор становится депутатом на каждых выборах, последний раз – прошлой осенью, когда Рудников стал единственным одномандатником, сумевшим победить представителя «Единой России». На выборах мэра Калининграда в 1998 году он занял третье место с минимальным отрывом от второго, практически случайно не попав во второй тур.

Игоря Рудникова увозят в больницу после обыска. Фото: Александр Подгорчук / Коммерсантъ

В стране наступали нулевые, а герой журналистики девяностых никуда не делся, хотя «Новые колеса» с каждым годом выглядели все нетипичнее для нового времени. Калининградские типографии отказывались печатать газету, и Рудников возил тираж из соседней Литвы. Газету лишали регистрации, и в какой-то момент после очередного перезапуска официальное ее название звучало почти пародийно – «Калининградские новые колеса Игоря Рудникова». В 2006 году в «Новых колесах» начался очень скандальный репортерский сериал о хищении военных пенсий неизвестными чиновниками, но серию публикаций прервал арест Рудникова по обвинению в избиении 22 милиционеров, в том числе восьми омоновцев – издателя увезли сначала в Матросскую Тишину в Москве, потом в Псков, где его долго судили. Обвинение в конце концов развалилось, Рудников вернулся в Калининград; ходили слухи, что освобождение стало частью сделки между ним и тогдашним губернатором Георгием Боосом, якобы Рудникова освободили в обмен на его лояльность, и даже если это неправда, «Новые колеса» после его освобождения и в самом деле стали гораздо более умеренными в отношении региональных властей, а когда в 2010-м Калининград бунтовал против Бооса в связи с повышением регионального транспортного налога и среди организаторов антигубернаторских митингов были и журналисты местных независимых СМИ, Рудников по какой-то причине сохранял полный нейтралитет (я тогда брал интервью у Бооса и встретил Рудникова сидящим в приемной губернатора; меня пропустили, он остался ждать).

Прошлой весной в «Новых колесах» вышло расследование о строительстве многоэтажного апарт-отеля на берегу моря в заповедной зоне курортного Светлогорска. То, что было дальше, Рудников связывает именно с этой публикацией – днем в кафе в центре Калининграда на депутата набросились двое с ножами. Рудников чуть не погиб, нападавшие скрылись. Чуть позже один из них был задержан в Петербурге – это оказался петербургский полицейский. Его судили, прокуратура просила десять лет строгого режима, суд дал полтора года колонии-поселения, сейчас дело на пересмотре, на днях обвиняемый должен выступить с последним словом.

Игорь Рудников. Фото: Борис Регистер / Коммерсантъ

Но на приговор по делу о покушении на себя депутат Рудников не придет. Сейчас он со сломанными ребрами и ушибом мозга находится в калининградском ИВС. В редакцию приходили люди в камуфляже с надписью «ФСБ», изъяли всю технику, а самого Рудникова на обыск привезли чуть позже в наручниках – дом, где он находился, эвакуировали после звонка о минировании, и когда депутат вышел на улицу, его задержали и повезли в редакцию. Что с ним происходило во время обыска, неизвестно, но из офиса его увозили без сознания на «скорой», а той же ночью из больницы перевезли в областное управление ФСБ. Спустя несколько часов по тому же делу был задержан еще один местный политик, но уже другого поколения и типа – когда-то крупный бизнесмен, а при Путине чиновник Александр Дацышин, все нулевые проработавший заместителем полпреда президента в СЗФО и претендовавший в свое время на должность губернатора.

Дацышина источники в силовых структурах называют посредником – он должен был передать Рудникову деньги, которые тот якобы вымогал у героя возможной публикации «Новых колес» за то, чтобы публикация не вышла. У кого именно Рудников вымогал деньги, силовики не сообщают, но имя человека, о котором идет речь, известно журналистам «Новых колес» – якобы это руководитель регионального управления Следственного комитета Валерий Леденев, причем, по версии журналистов, Леденев сам вызвался передать Рудникову некий конверт, в котором должны были быть материалы, касающиеся расследования покушения на журналиста и в котором оказались меченые купюры – эти купюры показала в новостях местная редакция ВГТРК, но официальной информации по их поводу также нет. Единственный официальный источник по делу – новый губернатор Антон Алиханов, сказавший журналистам, что дело Рудникова находится на контроле у Александра Бастрыкина.

В этом месте кто-то скажет «его подставили», а кто-то – «доигрался», но это вообще не имеет значения. А что имеет – в масштабах региона популярная газета с 22-летней историей в любом случае будет важнейшей общественной институцией, таким элементом местной экосистемы, что его повреждение может изменить до неузнаваемости облик всего региона вообще (представьте, если бы в Москве ФСБ разгромила офис «Эха Москвы» и арестовала Алексея Венедиктова – это же действительно разделило бы жизнь на до и после даже для тех, кто никогда не слушал «Эхо»). В Калининградской области, как и во многих регионах, власть – пришлая, приезжая, и такие вещи, как местная экосистема, ее просто не интересуют. Силовое вторжение в ткань региональной медиакультуры, чем бы оно ни было вызвано, уничтожает ее, не оставляя ничего взамен. И самым удручающим кажется именно это трагически неравное соотношение сил, когда группа анонимных фээсбэшников в камуфляже сильнее двух десятков лет местной истории, в которой переплетены журналистика, политика и даже автомобильный рынок эпохи первоначального накопления. Эти 22 года стираются, как ластиком, с помощью одного уголовного дела. От институции остаются руины, общество получает очередную травму, которая останется навсегда, даже если завтра выяснится, что Рудников ничего ни у кого не вымогал.

Олег Кашин

Оригинал материала: «Репаблик»

«NewsRu.com», 03.11.17, «В Калининграде по обвинению в вымогательстве у главы местного СК арестован главред газеты «Новые колеса»»

В Калининграде Центральный районный суд санкционировал арест на два месяца, до 1 января 2018 года, депутата местной областной Думы и главного редактора газеты «Новые колеса» Игоря Рудникова, который является обвиняемым по уголовному делу в рамках п. б ч.3 ст. 163 УК РФ («вымогательство»).

По версии следствия, Рудников вымогал 50 тысяч долларов у руководителя следственного управления СК РФ по Калининградской области Виктора Леденева за прекращение публикаций о нем и возглавляемом им ведомстве, передает ТАСС.

Депутат, в свою очередь, настаивает на том, что «вся эта история с вымогательством» является провокацией. По мнению Рудникова, «требование обвинения взять его под стражу не основано на законе».

Одновременно с этим суд отправил под домашний арест до 1 января еще одного фигуранта уголовного дела — предпринимателя Александра Дацышина, который, по версии следствия, был посредником для передачи взятки.

Резонансное дело прокомментировал и губернатор Калининградской области Антон Алиханов, который ранее ознакомился с материалами дела. «Сейчас говорить о какой-то позиции «за» или «против» ни в коем случае не будем, чтобы не оказывать давление на следствие. Дело передано в Москву, находится на контроле у господина Бастрыкина», — приводит его слова портал «Новый Калининград».

По словам Алиханова, он также ознакомился с информацией о возможном физическом давлении на Рудникова. «Если оно было, то это недопустимо. Но я уверен, что в этом смысле коллеги вели себя полностью в соответствии с законом. Но будет соответствующая, насколько я понял, экспертиза. Насколько я понял, там врачи-медики участвуют», — заявил губернатор.

«Следственные действия идут, коллеги сотрудничают со следствием. Дальше будет информация. Я попросил коллег из СК, чтобы они максимально открыто в рамках тех возможностей по закону, какие есть, этот процесс вели и информировали», — резюмировал глава региона.

«Новый Калининграл», 03.11.17, «Глава комиссии по СМИ Общественной палаты РФ о деле Рудникова: коллег не бросим»

Глава Комиссии по развитию информационного сообщества, СМИ и массовых коммуникаций Общественной палаты России, секретарь Союза журналистов РФ Евгений Примаков сделал заявление по поводу ситуации с задержанием главного редактора «Новых колес» Игоря Рудникова. Примаков разместил заявление на своей странице в «Фейсбуке».

«В Калининграде происходят очень тревожные события. Был задержан главный редактор издания „Новые колёса“ Игорь Рудников, действующий депутат Калининградской областной Думы. Судя по тому, что мы знаем — его обвиняют в том, что он получил деньги за отказ от печати компрометирующих сведений о местном чиновнике силового блока. Спустя несколько часов Игорь Рудников был доставлен на носилках в больницу. Со слов его помощника сообщается о том, что у него сотрясение мозга и, возможно, перелом ребра», — написал Примаков.

Он отметил, что комиссия по развитию информационного сообщества, СМИ и массовых коммуникаций Общественной палаты РФ «всегда априори выступает на стороне журналистов» и надеется на «беспристрастное расследование этой истории».

Игорь Рудников. Фото — Виталий Невар, «Новый Калининград»

Представитель Общественной палаты РФ также отметил, что ему «хотелось бы услышать исчерпывающие и подтвержденные фактами объяснения того, как так получилось, что Рудников был госпитализирован, что с ним случилось, кто это сделал, и какие меры были предприняты по этому поводу».

«События в Калининграде тем более вызывают настороженность, что они вписываются в контекст конфликта, который явно существует в области между некоторыми СМИ и местными органами власти или отдельными её представителями, между СМИ и местными авторитетными бизнесменами. Были случаи насилия и в прошлом, случаи, которые не были расследованы окончательно. Тот же Игорь Рудников получил пять ударов ножом средь бела дня в центре Калининграда. У другого его коллеги был сожжен мотоцикл, — отметил Евгений Примаков. — Я был в Калининграде неделю назад, я разговаривал тогда и с Рудниковым, и с его коллегами из „оппозиционных“ и государственных и около-государственных СМИ. Конфликт есть, диалога и попытки услышать друг друга нет. Я не идеалист, чтобы считать, что в Калининграде может настать благорастворение воздухов и сплошное благодушие в отношениях между либеральными или оппозиционными СМИ и властью. Но нужно хотя бы не выходить за рамки законов, в том числе и закона о СМИ, который не для кого-тои порой иногда, а для всех и всегда должен работать. Не соблюдать законы — нельзя».

Примаков также добавил, что не стоит надеяться на то, что «вся эта история замнётся, забудется, заиграется и как-то там пройдет». «Нет, не забудется и не пройдет. Мы — мои товарищи по Комиссии и по Союзу — будем этим заниматься и не отстанем и коллег в Калининграде не бросим. И разберёмся во всей этой истории обязательно», — заключил он.