Замначальника службы судебных приставов Станислав Румянцев по Ленинградской области поплатился свободой за попытку перекрыть канал вывода миллиардов рублей за рубеж

21 июля в 15.30 в Управлении федеральной службы судебных приставов (УФССП) по Ленинградской области, которое арендует один из трех корпусов бизнес-центра «Сенатор» на Большом проспекте Васильевского острова, управление «М» УФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области задержало по обвинению во взятке замначальника УФССП, экс-прокурора города Сосновый Бор Станислава Румянцева.

Глава 1.

«Опомнитесь!»

В тот же день об этом успели сообщить региональные СМИ, добавив подробности: задержанный пытался кому-то позвонить, один из участников операции выхватил у него мобильный, завязалась потасовка, а Главный судебный пристав Ленинградской области Наталья Денисенко крикнула теперь уже своему бывшему заму: «Опомнитесь!»… Судя по этой детали, СМИ получили эту информацию от Денисенко же, но забыли уточнить, что утром в тот день, наверняка уже зная о предстоящей операции, она вызвала экс-прокурора на работу из отпуска, хотя арестовать Румянцева без всякого шума можно было и дома: его задержали не с поличным, а на основании показаний свидетелей, которые к тому же были получены уже довольно давно.

Всем в УФССП было известно о нарастающей напряженности в отношениях между Денисенко и ее замом. Экс-прокурор драться с операми ФСБ  точно не стал бы. Наконец, как указывают его сторонники, он же из Соснового Бора, о котором в Санкт-Петербурге и области слагаются легенды: это городок вокруг атомной электростанции, народ там особый, в Сосновом Бору взяток не берут. Правда, в 2012 году Румянцев перешел прокурором во Фрунзенский район Санкт-Петербурга, но, судя по всему, принципов не изменил: там он пытался закрыть криминогенный рынок, проиграл борьбу с главой района, был вынужден уволиться, и тут его подобрала Денисенко, пригласив заниматься в УФССП розыском и дознанием.

Наталья Денисенко

Разумеется, это пока не аргумент, но может им оказаться в свете того, что мы еще узнаем. Пока же главным доводом в пользу Румянцева можно считать саму «взятку»: ему инкриминируется пользование двумя парковочными местами в гараже бизнес-центра «Сенатор», в результате чего ООО «М-Стиль» (арендодатель) недополучило за год и 3 месяца 255 тыс. рублей («крупный размер»).

Тема не была для Румянцева новой: среди других документов мы располагаем и копией его объяснительной записки директору ФССП РФ Д.В. Аристову, в которой он отчитывается по поводу этой парковки: во-первых, машина у него одна, зачем ему два парковочных места? Договор аренды заключала Денисенко, так что «вымогать» себе какие-то привилегии он и не мог; иногда он, правда, ставил там свою машину, но использовал ее и по службе (перечень маршрутов прилагается); наконец, там же ставили машины и другие сотрудники УФССП, а одно из двух мест было постоянно занято служебной машиной, попавшей в аварию…

Но тут, подобно главному судебному приставу Денисенко, нам пора воскликнуть: «Опомнитесь!»… Причем адресовав этот призыв Василеостровскому районному суду, удовлетворившему ходатайство следствия о заключении Румянцева под стражу. Вот это — «взятка»?! Тогда мало кто из имущих малейшую власть останется у нас на свободе. И это все, что удалось нарыть против вице-главного пристава за несколько месяцев (как минимум), в течение которых велась его скрытая разработка?

Глава 2.

Тесно стало в Тосно

Итак, в 2015 году Румянцев стал замом Денисенко, к чьему ведению — с учетом его прежнего прокурорского опыта — были отнесены вопросы розыска и дознания. Одно из первых его поручений касалось информации из Тосно: там настораживали и запредельная для районного отдела ФССП сумма в 184 млн 832 тыс. руб., и стороны по исполнительному листу о ее возврате в результате неисполнения инвестиционного договора (поскольку он не был исполнен, это просто бумажка).

Как и своими следователями-«важняками» в Бору, в УФССП Румянцев особенно дорожил особым межрайонным отделом судебных приставов: одному из них — Анне Т. (она ушла из службы, и ее фамилию коллеги просили не называть) он и передал производство по таинственному исполнительному листу, изъяв его из Тосно. Вскоре та подала Румянцеву рапорт от 10 сентября 2015 года, где была разобрана вся схема.

Станислав Румянцев. Фото: mayaksbor.ru

Почти 185 млн руб. перечислялось со счета ООО «СТАЛФОРД  ТЕХНОЛОДЖИ» на счет TOPPING TRADER LTD, зарегистрированной в Гонконге, в одном из банков Эстонии на основании исполнительного листа Арбитражного суда Пермского края от 3 марта 2015 года. Этот лист, в свою очередь, был им выдан на основании решения постоянно действующего третейского суда при ООО «ЭМ БИ СИ КЭПИТАЛ» в Санкт-Петербурге. 21 апреля 2015 года ООО «СТАЛФОРД ТЕХНОЛОДЖИ» из Перми подало в тот же третейский суд заявление о замене должника на ООО «СПЕКТР КОНСАЛТ» (в лице представителя Волкова В.С.), зарегистрированное Васильевой Е.С. из Санкт-Петербурга по адресу: Ленинградская область, г. Тосно, Московское шоссе, д. 3.

Пристав доложила Румянцеву, что при проверке адреса в Тосно, со слов давно там живущих людей, организация ООО «СПЕКТР КОНСАЛТ» никогда там не находилась. Опрошенная ею гражданка Васильева пояснила, что по просьбе лиц, с которыми она познакомилась через сеть «ВКонтакте», она зарегистрировала 6 различных ООО, за каждое из которых получила по 2000 руб. Счет ООО «СПЕКТР КОНСАЛТ» был открыт на 10 000 руб. лишь 24 июля 2015 года (через 3 месяца после замены должника третейским судом), притом что в Тосненский отдел судебных приставов исполнительный лист поступил на 10 дней раньше. Затем на счет начали приходить миллионы рублей, которые через депозит приставов сразу уходили на конвертацию в Сбербанк, а оттуда — на счет  TOPPING TRADER LTD в Эстонском банке.

Формально эти транзакции выглядели тогда законными (к зачистке «третейских судов», используемых для мошеннических схем, Минюст РФ приступит в 2017 году), а благодаря казначейским счетам они также не попадали под контроль Федеральной службы по финансовому мониторингу. Экс-прокурор Румянцев сделал вывод, что налицо редко применяемая статья 193-1 УК РФ: «Совершение валютных операций по переводу денежных средств на счета нерезидентов с использованием подложных документов», а по-простому — отмывание денег: для зарубежных банков, куда они затем уходили, чтобы, вероятнее всего, осесть где-то на счетах офшорных фирм, они уже выглядели как «чистые».

Разумеется, сразу было понятно, что эта остроумная схема реализуется не только через Тосно: доследственная проверка Румянцева указывала на вывод порядка 600 млн руб. таким же способом в Выборгском, Кировском и Кингисеппском районах Ленинградской области, но вряд ли схема ограничивалась только ею. Около 100 млн руб. были правдами и неправдами заморожены на депозите межрайонного отдела УФССП по ЛО, была сделана и попытка задержать уже перечисленные полмиллиарда при их конвертации в Сбербанке, но там это предупреждение проигнорировали.

Чтобы это остановить, надо было возбудить уголовное дело, зацепившись хотя бы за один уже задокументированный эпизод. И 10 сентября 2015 года Румянцев наложил на рапорте пристава по Тосно резолюцию с волшебным словом «КУСП» (сокращенно от «Книга учета сообщений о преступлениях»). КУСП означает, что заведены «корки» (папка) и присвоен номер делу, которое должно быть передано по подследственности, но эту папку уже не получится просто так выбросить в корзину.

Глава 3.

«Палка» о двух концах

Петр Саруханов / «Новая»

Кстати, материалам, собранным в порядке проверки к сентябрю 2015 года, по Книге регистрации сообщений о преступлениях УФССП по ЛО был присвоен «КУСП № 01» — это означает, что ранее, по крайней мере в этом году, служба самостоятельно никаких преступлений в сфере своей компетенции не регистрировала.

Эти материалы Румянцев дважды официально направлял служебной почтой в УФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, и дважды осенью 2015 года там их отказывались принимать. Параллельно и на опережение УФСБ по тем же фактам возбудило дело по ст. 286 УК РФ (о превышении служебных полномочий), которое относилось к подследственности МВД. Румянцев, настаивая, что действия приставов и их сообщников квалифицируются по статье 193-1 УК РФ, направил эти материалы в УФСБ в конце концов коммерческой почтой, после чего их там все же вынуждены были принять и зарегистрировать.

В справке без адресата, копия которой у нас имеется, Румянцев сообщает (кому-то, вероятнее всего, в УСБ ФСБ РФ), что возбуждению уголовного дела по ст. 193-1 активно противодействовали конкретные сотрудники ФССП РФ и УФСБ по Санкт-Петербургу и Ленобласти, с применением угроз и физического насилия они пытались изъять материалы у пристава, требовали передать дело в ведение МВД и завершить транзакции (по решениям третейского суда при «рогах и копытах»). Организаторы такого бизнеса брали за него тогда еще обычно 10 процентов — значит, это миллион долларов только по выявленным транзакциям. Вскоре тот сотрудник УФСБ по СПб и ЛО, который курировал работу УФСПП, был переведен на другое направление.

Но то же самое произошло и со слишком ретивым экс-прокурором. Надо пояснить, что, выявляя схему отмывания денег через райотделы УФССП, Румянцев действовал с ведения и в согласии с Натальей Денисенко — он даже ее фактически «отмазывал»: ведь если бы те же преступления были выявлены другими структурами, начальник УФССП поплатилась бы за это как минимум должностью. А дальше дело надо было спускать на тормозах — например, направлять его в МВД, как ему предлагали. Но: «У нас в Сосновом Бору так не делали».

В конце концов Денисенко, чтобы приуменьшить роль своего зама, согласилась «подарить» «палку» (раскрытие) по ст. 193-1 УФСБ (хотя документы говорят о том, что это сделал именно Румянцев), а его самого вопреки его возражениям и, видимо, без согласия ФССП в Москве начальник догрузила МТО — вопросами материально-технического обеспечения. Лучше бы она этого не делала.

Глава 4.

Рутина и развязка

Противники Румянцева в УФССП по ЛО (которых здесь, разумеется, тоже немало, как и сторонников, а всего штат с районными отделами там порядка 800 человек), считают, что бывший зам просто подсиживал Денисенко, чтобы занять ее место. Не возьмусь это опровергать, я его даже не видел: когда к нам обратились сторонники Румянцева, он был уже в СИЗО. Сами же эти сторонники видят причину конфликта в его личностных особенностях: у него все должно быть по закону — и трава не расти.

Занявшись вопреки желанию МТО, Румянцев постепенно в это тоже погрузился со всей своей добросовестностью и обнаружил тут много настолько же интересного, насколько и обыденного — начиная с того, что помещения в центре «Сенатор» (два парковочных места в котором теперь вменяются ему как «взятка») Денисенко 10 лет арендует у сестры своей подруги за 22 млн руб. в год, а на предложения переехать в бесплатные казенные помещения отвечает отказом. С целью улучшить показатели в работе приставы закрывают исполнительные листы, когда ничего еще не сделано, но зарплату им все равно вовремя не платят: хватит «подножного корма», которого на этой поляне вдоволь. Зато некоторым сотрудникам управления из того же фонда зарплаты выдается «материальная помощь» — но не в исключительных случаях, а за здорово живешь, правда, половину суммы полагается затем вернуть начальству (так по объяснениям, собранным с получателей «помощи»).

Короче, обо всяком таком должна быть целая справка по результатам проверки, проведенной ФССП РФ. Ее, правда, никто в Санкт-Петербурге так и не увидел, но она и удивила бы разве что какого-нибудь пришельца, а любому россиянину читать ее было бы скучно: будто не точно так же это заведено повсеместно. Тут детективной романтики нет, зато это объясняет, почему экс-прокурора задержали именно сейчас и именно в офисе УФССП при всем честном народе: судьба Румянцева должна стать назиданием для всех, кто давал объяснения, в том числе о «материальной помощи». Ведь взрывоопасные материалы тоже лежат в том же самом управлении «М» УФСБ, но теперь дело о них будет объединено с делом о взятке заму, она «перевесит», а все остальное, о чем Румянцев же и сообщал, будет размыто и спущено на тормозах.

Продолжение следует

Разумеется, эта заметка — ни в коем случае не журналистское расследование: мы лишь наскоро проверили и скомпоновали то, о чем говорят сторонники Станислава Румянцева в Санкт-Петербурге. Сейчас главный вопрос — его заключение под стражу по поводу тем более смехотворному, чем больше мы знаем о его истинных причинах.

Но «продолжение следует»: мы знаем, что в суде Тосно тихо тлеет первое в России дело по ст. 193-1 УК против экс-главы районного отдела ФССП Чернышевой и двух организаторов отмывания денег через этот канал, но там не фигурирует, например, ловкий председатель третейского суда. Ушли от наказания и некоторые приставы (притом что их коллеги помогали следствию) и сотрудники УФССП по ЛО, которые не могли не быть в курсе. Вызывает вопросы роль Сбербанка, конвертировавшего и отправившего на зарубежные счета, наверное, не только выявленные Румянцевым 10 млн долларов — вероятно, с такой высоты им были отчетливо видны и похожие транзакции в других регионах.

Леонид Никитинский

Оригинал материала: "Новая газета"