Как сбежавший от правосудия в Европу Сергей Мулин пытался заполучить стратегическое предприятие

В середине мая 2017 года важное, принципиальное решение вынес Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа: установлено, что регистраторы на рынке ценных бумаг не могут нести ответственность за нарушения со стороны своих клиентов, если у регистраторов не было возможности установить факт этих нарушений. Эта сложная для неподготовленного читателя формулировка сберегла для российской промышленности 854 млн. рублей, которые виртуальное НПО «Авиатехнология» пыталось взыскать с вполне реальных заводов в городе Кулебаки (Нижегородская область). Но обо всём по порядку.

ПАО «Русполимет» – предприятие, объединившее два крупных градообразующих завода в Кулебаках, металлургический и кольцепрокатный. Реестр акционеров «Русполимета» с давних пор ведёт нижегородский филиал ООО (ранее – ЗАО) «Партнёр», который совершенно неожиданно стал соответчиком по делу о хищении акций давно забытого ЗАО «НПО Авиатехнология». Три предприятия с практически одинаковыми названиями (с аббревиатурой НПО и красивым словом «Авиатехнология») ещё в 90-х годах прошлого века создал предприниматель Сергей Мулин – типичная фигура того времени. В «мутной воде» приватизации ему удалось выудить контроль над Ступинским металлургическим комбинатом (крупнейший завод Московской области) и доли в обоих Кулебакских заводах.

Но Ступинский завод не смог вернуть государству одолженные у него в 1996 году 8 тысяч тонн никеля, необходимого в авиакосмическом производстве. В 2001 году было возбуждено уголовное дело – выяснилось, что стратегически ценный металл уплыл за границу, а средства от его продажи – в карманы неизвестных лиц. Главный подозреваемый, Сергей Мулин, предпочёл не доводить дело до суда – и последовал вслед за ..никелем в свободную Европу: управлять делами он с 2001 года предпочитает из Люксембурга. В России присматривать за обширными активами остался его брат Геннадий.

Больше 15 лет (!) газета «Совершенно секретно» следит за этой ситуацией. Мы забили тревогу ещё в 2001 году (статья «Госкормушка», «Совершенно секретно», № 1/140 от 1 января 2001 года), когда стало понятно, что позаимствованные у государства 8 тыс. тонн никеля стоимостью более полусотни миллионов долларов никто возвращать не собирается. Через четыре года мы рассказали о борьбе за власть над Кулебакским металлургическим заводом (КМЗ) (статья «Как украсть завод», «Совершенно секретно», № 3/190 от 1 марта 2005 года) – на секундочку, монопольным производителем титановых колец для российских самолётов.

Ещё через четыре года нам снова пришлось вернуться к теме (статья «Властелин жаропрочных колец», «Совершенно секретно», № 2/237 от 1 февраля 2009 года), когда сбежавший от уголовного преследования эмигрант начал «управлять» – и, увы, успешно – российским правосудием. И нам очень хочется думать, что эта статья последняя, что больше наши герои уже ничего в таком роде не сделают. Однако полной уверенности у нас, к сожалению, нет. Фантазия братьев Мулиных неисчерпаема и эти люди, безусловно, заслуживают написания отдельной братской биографии, совпавшей с этапами становления «капиталистической» экономики в России.

ПАО «Русполимет» – предприятие, объединившее два крупных градообразующих завода в Кулебаках, металлургический и кольцепрокатный

По мнению экспертов, свою начинавшуюся бизнес-империю Мулин разрушил собственными руками в 2002 году, когда, опасаясь взыскания никелевого долга, вполне мог решить переписать акции НПО «Авиатехнология» на кого-нибудь другого. «Кем-нибудь», к своему несчастью, оказалась главный бухгалтер предприятия Лидия Аристова, скорее всего согласившаяся стать номинальным владельцем 99% акций «Авиатехнологии», а, следовательно, и всех её активов, включая доли в кулебакских заводах – контроль над Ступинским меткомбинатом Мулин утратил чуть раньше. Договор был подписан, деньги за акции поступили на соответствующие счета.

В 2009 году бывший главный бухгалтер «Авиатехнологии» Лидия Аристова была осуждена за хищение акций этого общества (с пятой попытки; первые четыре расследования не нашли состава преступления), проведение внеочередных собраний акционеров и незаконную смену генерального директора. Тем не менее, возникает резонный вопрос, а могла ли Аристова, как наёмный сотрудник, списать акции в пользу «неустановленных интересантов» без ведома Мулиных? Следствие не нашло доказательств в её сговоре с кем-либо, и в итоге она оказалась единственной осуждённой по делу. Хотя в том, что Аристова действовала в чьих-то интересах, сомнений не возникает.

Всего не перечислить, но отдельной пьесы достойна неудавшаяся попытка заменить генерального директора этого завода Николая Рябыкина на Андрея Пашковского. А дело, на мой взгляд, могло бы выглядеть так.

Предположим, вас назначают генеральным директором крупного предприятия. Вы принимаете дела, знакомитесь с сотрудниками, определяете ключевые задачи и проблемы. А если ситуация конфликтная, и вас не пускают на рабочее место (как и произошло), вы идёте в милицию и пишете соответствующее заявление. Но не таков Пашковский!

На второй день своей «работы» он встретился с человеком, показавшим паспорт на имя Олега Огаркова, и заключил с ним договор о выполнении работ по обслуживанию и ремонту средств наружного наблюдения и систем сигнализации, внимание – на $500 тыс.! 100 тысяч из которых должны были быть выплачены Огаркову в качестве аванса – разумеется, из средств завода.

Никакого Огаркова на завод в Нижегородской области, конечно, не пустили. Он написал заявление об этом факте в суд. В Тяжинский районный суд Кемеровской области. Потому что именно там, в посёлке Итат, счастливый обладатель аванса обосновался. И этот замечательный суд вынес постановление о смене генерального директора Кулебакского металлургического завода.

Впоследствии, когда следователи начали раскручивать цепочку «подставных лиц» и фальсификаций, они вообще не нашли никакого Огаркова. Существовал ли он когда-нибудь? Сколько получил за свою роль? А может,  его и вовсе не существовало, а  многие знания порождают многие печали? Так или иначе,  впоследствии от его имени представители Мулиных пытались взыскать с завода эти $500 тысяч – хорошие деньги для посёлка Итат.

Не для всех участников этой запутанной истории, всё закончилось так, как они задумали. Лидия Аристова, опытный бухгалтер, учредитель попечительского совета Московской экономической академии им. Г.В. Плеханова, получила 6,5 лет реального срока за хищение акций ЗАО «НПО Авиатехнология» – и с этим судебным решением беглец Сергей Мулин отправил доверенных лиц в российские суды – возвращать свои акции.

К этому времени руководство кулебакскими заводами перешло к ПАО «Русполимет» – холдингу, играющему важную роль в жизни Нижегородской области, работающему, в том числе и по государственному оборонному заказу, исправно платящему налоги в местную казну. Никакого желания возвращаться в 1990-е ни сотрудники, ни руководители предприятия не испытывали – и российский суд разделял их чувства (что, кстати, подчёркивает абсурдность приговора Аристовой – ведь если акции действительно были похищены, их бы обязательно вернули). Но если нельзя вернуть акции – может быть, имеет смысл попытаться получить компенсацию? Именно с этим и пришло ожившее, как зомби, НПО «Авиатехнология» в нижегородские суды – и на первых порах одержало победу. Между тем – даже оставляя в стороне тему абсурдности требований – выплата таких сумм автоматически привела бы к банкротству обоих заводов, остановке их работы и острейшему социальному кризису в Нижегородской области.

Четыре года длились судебные заседания – и только теперь окружной арбитражный суд восстановил справедливость: со стороны ответчиков нарушений допущено не было. Следующим шагом должны стать реабилитация Аристовой – и, наконец, как мы полагаем, полноценное уголовное дело против братьев Мулиных, выдача Сергея российскому правосудию и подробный публичный анализ его деятельности за двадцать последних лет. Делать это надо возможно скорее – сроки давности по многим эпизодам уже тикают. Кроме того, завидная энергия этого бизнесмена заставляет предположить, что мы увидим ещё немало проявлений его предприимчивой фантазии – если её не возьмут под контроль суровые мужчины в форме сотрудников УФСИН.

Российские предприятия – особенно в стратегически важных отраслях – должны принадлежать россиянам, работать в России, платить налоги в России. Это неоднократно повторялось на самом высоком уровне. Мы должны препятствовать попыткам раздробить наши заводы, вывести за рубеж активы, нарушить с таким трудом восстановленные производственные цепочки в той же аэрокосмической отрасли. А если этим занимаются люди с темным прошлым, их должно ждать соответствующее будущее.

Оригинал материала: "Совершенно Секретно"

трехколесные велосипеды оптом