Кто с кем и почему дружит в светской Москве

В стремительно меняющемся фэшн-мире люди приходят и уходят, но географический центр не двигается — «Симачев». Главная по винтажу Ольга Самодумова, муза Наталья Туровникова и диджей Виталий Козак жалуются, что пост передать некому. Молодежь не танцует, сидит, скинув туфли, на лестнице, пялится в телефоны. Вот ветеранам хохломы и приходится висеть на люстре из последних сил.

За красными шторками шепчутся лучшие друзья —дизайнер Андрей Артемов, визажист Алексей Молчанов и фотограф Алексей Киселев. Их любимая Наташа Гольденберг заходит редко — у нее свой праздник на третьем этаже ЦУМа, с показами, на которых она нашла способ объединить блондинок в перьях с модницами в Vêtements. По росту Наташиной старшей дочери Миши Андрей сверяет возраст своей марки — на первое дефиле Walk of Shame в конце 2011-го Гольденберг пришла с баулом Chanel и глубоко беременная. Тогда она еще дружила с Мирославой Думой. Которая ныне, сменив босоножки «трибьют» на кепку Google и сумку новой подруги Gabriela Hearst, вещает о будущем фэшн-технологий на конференции Web Summit в Лиссабоне, инвестирует в старт­ап, произ­водящий ткани из апельси­нов, и московскую моду видит как в тумане.

Зато дизайнер с характером Вика Газинская в «Симачев» ходит прилежно. Если повезет, вы увидите ее бойфренда с аристократическим профилем (мальчик настоящий, не для инстаграма, и держится в большом секрете). Пионер нормкора Оля Карпуть предпочитает устраивать свои вечеринки, на которых новорожденный ювелир (экс-фотограф, экс-гомеопат) Илона Столье пляшет с активами модельного гоп-стайл-агентства Lumpen. Просекко в «КМ 20» Оля им подает в бутылках. Привычные к «Охоте крепкой» модели пьют так, что осколки потом неприятно хрустят на мостовой Кузнецкого. Но это ненадолго — к середине осени Карпуть перевезет магазин в Столешников. Там в домике рядом с церковью, который принадлежит Capital Group, альтернативная мода расцветет на четырех этажах. Плюс винный бар и вечеринки на подземной парковке. Гоше Рубчинскому будет где развернуться. В январе на его показ в Калининграде московская мода покупала билеты за собственные мили, только летописец ­Герман Ларкин выбил у Vogue.com коман­дировочные.

Особняком в тусовке держатся новый главред Elle Катя Мухина и стилист Вадим Галаганов. Хештег #aboutlastnight они ставят вместе с виноделом Снежаной Георгиевой, которую Ва­дим кружит с 2012-го. Увидев на первом празднике Сне­жаниного Chateau de Fantomas хозяйку в зеленом мини Balmain под ручку с Грейс Джонс, Вадим понял, что это его судьба. Муж Снежаны, Артем Зуев, на дискотеки, как известно, не ходит.

Интеллектуалы с деньгами

Надин Оболенцева, интеллект плюс ноги светской Москвы, и главред Hello! крепко подружились, когда Светлана Бондарчук сменила загородную жизнь с мужем и собаками на трехсотметровую гарсоньерку в Ермолаевском переулке. Год назад Надя по-соседски зашла в гости и не хочет уходить. Глупые люди судачат, что этот стационар из дневного превратился в круглосуточный, но мы видим тут только дружеское плечо в трудную минуту. С Надиной подачи Света те­­перь дружит с молодыми и креативными. В столовой среди обоев с птицами угнездились не только сын Сергей Бондарчук и его же­на Тата (в девичестве Мами­а­­­швили), но и арт-директор всего на свете Миша Ганнушкин, фотографы Алексей Киселев и Сергей Табунов. А также четырнадцатилетняя Тая, дочка Све­тиной подруги Алены Румянцевой. Таю за золотое сечение лица очень уважают и выпускают на подиум дизайнеры Терехов и Артемов. Света с Надей, в свою очередь, уважают Артемова и заказывают у него комбинации оптом. Чтобы было в чем принимать дома друзей на Масленицу и фотографироваться в прибое Сен-Барта. На Карибы «пара года» (девушки сами себя так прозвали) ездят с лондонскими подругами. Например, с Галей Агапо­вой, избавленной ими от хештега #галяукоторой­нет­инстаграма. Теперь Галя инстаграмит о женской дружбе бесперебойно. Для безупречности кадров от @alexeykiselef в любой ­#отпускятебязаслужила они берут с собой визажиста Молчанова.

Когда в Ермолаевском заканчивается принесенная Резо Гигинеишвили чача, компания перемещается на Надиной черной «феррари» (кажется, есть еще такая же, только красная) к Табунову в арт-пространство «Отокомае» на Неглинной. Или в Грузию. Или в Канны — поддержать Устинову и Стюарта, спродюсировавших «Ученика». Режиссер фильма Кирилл Серебренников, Света с Надей не пропускают ни одной его премьеры. Как и богомоловские. Они вообще любят режиссеров и да­же дизайнера Дениса Симачева сподвигли на это дело. На Светином благотворительном Ac­tion! он дебютировал с короткометражкой «Об­мен» и те­перь снимает как подор­ванный.

Действующие лица и исполнители

Актеры, как вы, наверное, заметили, дружат несколькими кругами, в которые неохотно пускают новичков. Круги пересекаются в тени лип сада «Эрмитаж», где все отмечают премьеры — там для этого есть бар «32.05». Егор Корешков диджеит. Александр Молочников тихо беспокоится о кассовых сборах своего режиссерского кинодебюта «Мифы о Москве», в котором снял абсолютно всех, от Урганта до Бондарчука.

Фоменки Ирина Горбачева и Амбарцум Кабанян вместе едят пхали в модном «Казбеке». Режиссер Анна Меликян далеко от себя не отпускает Тину Далакишвили, Ольгу Зуеву, Евгения Цыганова и Александру Бортич. Прочих коллег по цеху Бортич втайне бесит. В теат­ральный институт блондинку из Гродно, как известно, не взяли — пока все учились, она работала официанткой. Но в ходе проб на роли сейчас утверждают именно ее. Обидно, да? К Цыганову у коллег тоже есть вопрос. Зачем режиссеры устраивают кастинги, если заранее знают, что хотят именно его, несмотря на репутацию человека запредельно творческого?

Первые красавицы Аня Чипов­ская, Светлана Ус­тинова, Виктория Исакова и недавно примкнувшая к ним Паулина Андреева греются под крылом визажиста-кутюрье Андрея Шилкова. У него в уже семь лет как засекреченном ателье Bohemique «артистки» (он правда их так называет) отрабатывают позы для красных дорожек.

У Ренаты Литвиновой лучшая подруга — дочь. Школьницу Ульяну женщина-­­режиссер уже пару лет как активно задействует в своих короткометражках. В прош­лом году на съемках «Ну, простите», которые Рената делала для Action!, велела дочке не жеманиться. Потому что невежливо так явно копировать мать. И в кад­ре, и на светских раутах вроде Бала дебютанток «Татлера» Ренату с Ульяной в последнее время сопровождает беременная вторым Софья Заика, однокурсница Муси Тотибадзе по школе-студии МХАТ.

Канал Культура

У Сати Спиваковой год выдался удачный. Она играет два спектакля, с Богомо­­ло­вым «Машину Мюллер» и с Андреем Фоминым бархатовского «Фетишиста». На «Культуре» вела с Андрей­сом Жагарсом конкурс «Большая опера». Рассадила по роя­лям в Доме музыки друзей — Бернара Арно с женой и сыном. У Сати вообще все друзья. С Аззедином Алайей ужинает у него на кухне в Ма­ре. Певцу Марку Тишману позволяет сопровождать ее на Бал дебютанток «Татлера» и постоянно ставит хештег #самыйчистыйкайф — есть у Тишмана такая песня. Открытия в галерее Марианны Сардаровой RuArts Спива­кова пропускает только в исключительных случаях — вроде ужина в Fondation Louis Vuitton в честь выставки из собрания Щукина. С Лубутеном Сати танцевала в «Мос­концерте» на вечерин­ке в честь его при­езда. Но, конечно, не до утра, как когда-то с ним же в не сгоревшем еще «Дягилеве». Сейчас в «Симачев» (да и любой другой клуб) ее умеют заманить только Михаил Друян и Дарья Лисиченко — на Дашиной «Оранже­вой вечеринке» Спивакова с энтузиазмом позировала для полароидов.

Их друг Друян в свободное от составления смет время инстаграмит из неочевидных европейских локейшенов вроде Брюгге, на фоне которого хорошо выглядит в свитерах из первой коллекции Александра Терехова для мужчин. На Лазурку не ездит и друзьям не советует. С его подачи продюсер Александр Роднянский прошлым летом позвал соседа по озеру Комо Аркадия Новикова, Федора Бондарчука и Павла Чухрая со товарищи праздновать день рождения в Португалии. Ольга Слуцкер и Ксения Собчак тогда оценили удобство делать селфи в открытых окнах лиссабонских трамвайчиков. Направленная друяновским компасом Дарья Лисиченко личный день независи­мости (день рождения у хозяйки «Города-сада» приходится на 12 июня) тоже отме­тила альтернативно — в копен­гагенском Noma, успев до гранд-закрытия. В этот заповедник съедобного мха Даша первая в истории смогла пронести настоящий торт из муки и сахара.

Slim Bitch Club

«Дольше тебя я знаю только Ульяну Цейтлину и родителей», — громко говорила тогда еще беременная Ксения Собчак в заливе Портофино. Сорок шестой день рождения Вероники Белоцерковской в июне прошлого года праздновали всем составом #Slimbitchclub. Цейтлина там тоже была, но в инстаграме работала исключительно фотографом. Утром на пробежку никто не вышел — исключительный случай, когда мотиватор ОФП Полина Киценко не смогла вытащить команду из постели. #Питер­скихаферисток, включая Оксану Лаврентьеву и Машу Адоньеву, Полина начала тренировать два года назад, когда они выехали на Ибицу с чудесным хештегом #ибицасердцеперестало. Инстаграм тогда задохнулся от бумерангов их берпи на корме яхты Адоньевой. В другой раз каюта нашлась даже для косметолога из «Белого сада», чтобы было кому промокнуть девушкам пот со лба. Из шутки про «клуб стройных стерв» грозит вырасти целый бизнес. Весной в Pоdium Market состоялось первое заседание всероссийского женского кружка про любовь к себе. Теперь засыпать и просыпаться с мыслью «через пять лет я буду на пять лет моложе» могут и те, у кого яхты нет.

Все члены SlimBitchClub — барышни деятельные. Соб­чак родила без отрыва от производства. Белоника компенсирует временно закрытую школу Belonika & Les Chefs тысячей проек­тов, включая проход с подру­­гами по подиуму на показе Терехова в питерской «Бабочке». Маша Адоньева ввиду непростого семейного положения решила всем продемонстрировать, что она не только жена основателя Yota, но и самостоятельная творческая единица. В Александринском театре ее фонд «Острова» однократно показал оперу-ораторию «Царь Эдип». Матильда Шнурова тоже не ленилась: перевезла свой «КоКоКо» в отель W и помогла мужу развесить выставку его художественного творчества.

Яна и ее оркестр

Светские старожилы затрудняются вспомнить перелом­ный момент, который превратил Рудковскую из просто продюсера Димы Билана в светского тяжеловеса категории А. То ли первый заказ в кутюрном ателье Dior. То ли запись социально значимого клипа «Не молчи» с Биланом и Водяновой. Так или иначе, в феврале в особняке Эрихсона на ее дне рождения с тысячепроцентной явкой в тостах все время упоминалась Янина феноменальная способность дружить.

В Грозном Рамзан Кадыров доверил Рудковской продакшен показа модного дома своей дочери Айшат. Наталья Водянова предлагала ей почетный статус патрона своего фонда «Обнаженные сердца», но Яна отказалась словами «Я простой волонтер». Евгений Кафельников ей кум — восемнадцать лет назад великодержавный теннисист поручил Яне духовное развитие своей дочери Леси. Девочка очень хочет на обложку Vogue, но фея-крестная занята пока более важными делами. В том числе архитектурным проектом гостевого домика в Ново-­Огарево. Во Франции она бездомная, а потому во время Недель моды Яна со всем своим гардеробом селится под Версалем у подруги Натальи ­Давыдовой.

Последний год на благо­творительные ужины Яну часто сопровождает не только Наталья Якимчик, но и ­русалочьей внешности девушка из очень хорошей петербургской семьи. Наталья Бабурова не гуглится, потому что летает выше любых радаров. Зато щедро покупает лоты на главных московских аукционах. Забрать их забывает, но платит исправно. Наличными.

Успешно женить самые разные величины — это к Яне. Далекая от поп-культуры Елена Перминова на по­диуме шоу Билана в «Крокусе»? Легко! Пожалуйста! Если очень надо, Яна включает пятую передачу. В «Электро­театр» на закрытый ужин Gucci с Данилой Козловским в главной роли бренд Яну не пригласил. Видимо, обиделся, что она носит не его, а Chanel, Dior и Valentino. Рудковская позвонила утром и сказала, что приедет. Пришлось ставить на стол еще одну тарелку.

Паломники

Инстаграм ювелира Петра Аксенова звенит колоколами и пахнет свечным воском. Купола, Русь-матушка, стихи Игоря Северянина про «гиацинтами пахло в столовой, ветчиной, куличом и мадерой». Стилистическую гармонию нарушают только пробежки по плитке Гонконга и селфи из спортзала. Там Петр тягает железо, готовясь к летним неделям, которые проведет в Хэмп­тонсе у многодетной семьи Томпсонов. Их дочка Аннушка — его крестница.

Общедоступного рейтинга прозорливых старцев в России не существует — это знание, которое народ передает из уст в уста. Петр взял на себя труд быть проводником для православных светских — его подруги Виктория Шелягова и Светлана Захарова с мужьями ездят с Аксеновым в паломничества — то в Бари к Николаю Угоднику, то в Печоры. В путешествиях мужья ведут себя как святые. Потому что любовь жен к фотогеничной (напомним, что Петр — неплохой фотограф) одежде Аксенов разрешил считать добродетелью, а не грехом. В феврале Захарова надела рыжую дубленку и оренбургский пуховый платок для катания на санях вокруг монастыря Александра Свирского в Карелии. Осенью в Пушкинских Горах платок повязала павловопосадский — и надела к нему платье в цветочек. Про снимки для семейных альбомов на ступенях усадьбы Абрамцево даже говорить нечего. При этом, надо отдать паломникам должное, они не теряют чувства юмора — просто им нравится наряжаться в стиле а-ля рюсс.

Подруга Шеляговой Ксения Лукаш ходит други­ми тропами. Правильно сообразив, что в монастыре мужа не найдешь, бывшая (трина­дцатая!) жена Дмитрия Яку­бовского качает попу на на­бережной Монако. Петр, как настоящий русский, тоже франкофил. И в Париж по делу срочно ездит часто. Его туда с собой тянет ортодоксальная еврейка Стелла Аминова. Католики Аксенову тоже не враги — он зван на феерические мероприятия Dolce & Gabbana Alta Moda. Да и сам два раза в год закатывает балы. На лебедином зимой в «Астории» развеселился так, что танцевал канкан на заснеженной террасе, совершенно забыв, что на нем килт.

Друзья Тбилиси

Люди с широкой грузинской душой в Москве если дружат, то всерьез. Когда два года назад в Тбилиси случилось наводнение, певица Миранда Мирианашвили кинула клич. Семейство Церетели предоставило галерею под проведение благотворительного аукциона, Ян Яновский вызвался торговать фруктами. Его коммерческими талантами тогда собрали четыреста тысяч долларов. С хвостиком. Фонд «Друзья» — Яновский, Гор Нахапетян, Дмитрий Ямпольский плюс Иван Ургант — тогда с еще друзьями сделали общий чат в WhatsApp и ­активно пользуются им до сих пор.

Узы их связывают практически семейные. Серьезный человек Нахапетян, получив радостную весть о появле­нии на свет Яна Йозефа Яновского в конце прошлого лета, бросил дела в «Сколково» и примчался в Монако учить новоиспеченных родителей пеленать младенца. Миранда тоже недавно стала мамой двух близнецов, ее сына Ивана и дочь Мела­нию суррогатная мать родила почти под Новый год. Несмотря на тяготы материнства, Миранда по-прежнему закатывает банкеты у них с Леонидом Огаревым дома. На эти ужины в Скатертном ни музыку, ни кейтеринг на аутсорс не отдают. Блинчики с сулугуни хозяйка вертит самостоятельно. Место у рояля иногда уступает Владимиру Познеру. Софико Шеварднадзе тоже любит ходить в гости. Например, к соседям по Патрикам Яновским-Фейгин — у них в трениках и уггах очень приятно пить «Гави ди Гави». Софико крестила сына Дарьи и Антона Златопольских, и каждого четырнадцатого числа они все вместе отмечают «еще один месяц Левушки». Взрослые в бриллиантах, детки при бабочках. Обязательный ритуал — выключить телефоны (Антон это строго контролирует) и говорить тосты. Первым встает Дашин папа, академик Эрик Галимов, за ним остальные. Даша с Антоном произносят свой тост дуэтом: он начинает, она подхватывает.

Мария Лимонова

Оригинал материала: "Tatler"