Фархад Ахмедов заранее вывел деньги из банков Великобритании и не намерен выплачивать  по решению Лондонского суда своей бывшей жене почти полмиллиарда фунтов стерлингов

Приходится начинать с повторения всем известной, но от этого не менее точной фразы Льва Толстого «Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему». Добавим несколько неизвестных в XIX веке реалий — каждый развод бывшей несчастливой семьи несчастлив тоже по-своему. Несчастлив для обоих бывших супругов. 

Даже если одна из них сторон одержала победу в суде, выжав из другой стороны все «по-максимуму». Ведь желание получить незаработанные деньги чаще приносит не вожделенное счастье, а новые проблемы и разочарования.

Вот последний пример. В декабре в Лондоне завершился судебный процесс, в котором жена российского миллиардера и бывшего сенатора Фархада Ахмедова Татьяна добивалась от английского правосудия развода с мужем и раздела его имущества.

Когда-то это была та самая «счастливая семья» столь похожая, по замечанию Льва Толстого, на другие счастливые семьи. В ней родились и выросли два прекрасных сына.

Фархад Ахмедов

Но постепенно наметились и проблемы. Супруг годами жил в Сибири налаживая там в пятидесятиградусные морозы с нуля свой газодобывающий бизнес. После того как бизнес был налажен и его компания «Нортгаз» превратилась в лидера отрасли по эффективности и себестоимости добычи, он вышел на общенациональный уровень — стал членом Совета Федерации, жил и работал в Москве.

Все это время Татьяна даже не пыталась хоть на время разделить с мужем трудности его жизни, предпочитая не покидать приобретенный Фархадом роскошный дом в Лондоне, куда она перебралась сразу после свадьбы. Она вела там роскошной и гламурный образ жизни, не стесняясь в расходах. Татьяна получила британский паспорт (хотя от российского гражданства не отказалась) и жила в Лондоне почти как британская королева — она не должна была оплачивать ни одного счета, поскольку все это брал на себя ее муж. Постепенно она стала все активнее пользоваться всеми плюсами своего положения «соломенной вдовы» и начала крутить романы с молодыми людьми, среди которых был даже старший брат одноклассника его сына.

Но когда, получив письмо, в котором Татьяна признавалась в неверности и соглашалась на развод, Фархад подал в российский суд заявление о расторжении брака , Татьяна поменяла мнение и через своих юристов требовала отменить решение российского суда о разводе. Но сохранить брак ей не удалось — семья распалась хотя некоторая ее внешняя видимость сохранялась обоими во имя сыновей. Вероятно зря. Тем более, что главное — отсутствие нормальных супружеских отношений скрыть было невозможно. Но основное богатство семьи — компанию «Нортгаз» — продать и поделить в тот момент не было возможности, так что значительных денег от Фархада получить было нельзя. Именно поэтому Татьяна, видимо, и не дала ходу своему собственному заявлению о разводе, которое она подала в лондонский суд в 2003 году.

Ситуация резко изменилась после того, как в 2012 году компания была продана за весьма серьезные деньги. Татьяна немедленно, буквально через несколько дней после завершения сделки вновь подала в Лондоне на развод, а для начала потребовала, чтобы значительная часть полученных от продажи компании денег была переведена на ее имя, нисколько не заботясь о том, что не имеет ни опыта, ни таланта к тому как ими распоряжаться и вполне может потерять будущее состояние своих детей также легко, как и получила.

Не договорившись о сумме, Татьяна привлекла лучших бракоразводных адвокатов и стала форсировать свое дело о разводе в Лондонском суде. В помощь себе она привлекла команду юристов во главе с баронессой Шеклтон, знаменитой не только именами тех, чьи дела о разводе она вела (среди них принц Чарльз и Пол Маккарнти), но и своими баснословными гонорарами, которые она, по сведениям британской прессы, еще и завышала. Клиенты, правда, не жаловались. Того, что они хотели, баронесса Шеклтон для них добивалась.

Тут один маленький момент И Татьяна, и Фархад российские граждане. Но в российский суд она не обращалась. И не только потому, что, в отличие от Фархада, обзавелась британским подданством, но, прежде всего, потому, что таких благоприятных условий развода как в Лондоне можно найти, может, только в Калифорнии.

Передав дело юристам ситуацию она уже не контролировала. Опытные адвокаты, чей гонорар прямо завязан на успех их клиента, повели дело умело и агрессивно, срывая любые попытки примирения между супругами. Тем временем Татьяна продолжала жить все в том же доме, в окружении одной из самых лучших и самых дорогих коллекций мирового искусства, которую Фархад, знаток своего дела, собирал десятилетиями. пользовалась купленным им люксовым автопарком. Она по-прежнему летала по всему миру на частном самолете Фархада, отдыхала как хозяйка на его яхте и в его доме на Ривьере. Ну и, конечно, он по-прежнему оплачивал все ее счета, не допуская мысли, что мать его сыновей будет испытывать в чем-то нужду.

Английская Фемида нетороплива. Но всему приходит конец и там. Через четыре года после обращения Татьяны в суд наступила развязка.

Этому предшествовало два момента. Во-первых, по неизвестным причинам дело было передано судье, который ранее не занимался семейным правом, специализируясь на хозяйственном арбитраже, а во-вторых, Фархад, поняв что позиция судьи изначально предвзята и ничего кроме требований представить конфиденциальную информацию о его финансовых операциях ожидать нельзя, перестал сотрудничать с судом.

Было и третье. 16 декабря, буквально накануне вынесения вердикта, судья добился принудительного привода в суд с полицией лондонского адвоката Фархада. Судья собственным решением отменил привилегию юриста Фархада на соблюдение адвокатской тайны с его многолетним клиентом, потребовав под угрозой тюрьмы и лишения адвокатской лицензии сообщить данные о всех счетах его клиента. Случай уникальный. Можно подумать, что идет война всего прогрессивного человечества во главе с лондонским судьей с ИГИЛ.

Но на этом уникальность дела, обставленного то ли как боевая операция спецназа, то ли, что скорее, в лучших традициях российских рэкетиров и рейдеров 90-х годов, не заканчивается.

20 декабря почти в канун Рождества в отсутствии ответчика и его адвокатов (их, как только что были сказано, судья убрал) было проведено закрытое заседание, результаты которого было запрещено передавать в прессу.

На нем судья (кстати, по процедуре единолично) постановил присудить Татьяне почти полмиллиарда фунтов денег ее бывшего супруга, оценив в эту сумму ее «жизненные потребности». Помимо этого Фархаду вменили купить для его бывшей жены второй дом в Лондоне не менее чем за 40 млн фунтов и дом на Ривьере за 28 млн. Ну и сверх этого всего, видимо на случай, если эти полмиллиарда кто-то у нее «уведет», пожизненно ежегодно выплачивать бывшей жене по пять миллионов фунтов. На этом фоне передача судом Татьяне коллекции картин Фархада стоимостью в десятки миллионов и его коллекционных автомобилей и даже особо упомянутых двух эксклюзивных дробовиков (интересно, они-то кому понадобились?) выглядит как мелочь.

Пока столь дорогих подарков бывшим супругам лондонский суд не присуждал никому и никогда. Вот вам и использование «передового опыта» хозяйственного арбитража в семейном праве.

Даже смешно говорить о том, что судья не учитывал, что все состояние Фархада было заработано им в России, что его бывшая жена только содержалась на эти заработанные без ее участия и поддержки деньги ( от этого содержания ее, кстати, он ее никогда не отлучал). Никто не учитывал многомиллионные пожертвования Фархада на благотворительность, регулярные выплаты молодым художникам и вообще многим людям, которые зависят от его помощи. Судья не учел даже то, что у Фархада трое детей рождены не в браке с Татьяной. Они имеют такие же права на его капитал как и их ее дети . У него есть еще и шестнадцатилетний внук.

Судья много чего не учел и не собирался учитывать. Кроме фактора времени. Как было сказано, решение было вынесено 20 декабря без ответчика или его адвокатов и не сообщалось в прессу. Зачем? Все очень просто. По решению судьи, ответчик должен был за 21 день (то есть до 11 января) перечислить на счет суда полмиллиарда долларов и лишь после этого и в те же сроки подать апелляцию, если чем-то недоволен. То есть мало того, что ответчик не сразу узнает о решении, он еще и с учетом рождественских и новогодних праздников лишен шанса даже попытаться выполнить условия суда для подачи апелляции. Рейдерство чистой воды!

Интересная деталь, как известно, сами англичане не хотят оплачивать счет за «развод» с ЕС, который им выставили в Брюсселе. Дорого. Так что, в Лондоне решили перевести на британские счета полмиллиарда и за Фархада компенсировать издержки брекзита?

Вроде бы и адвокатам, и их клиенту хорошо. Успех полный. Можно сказать ошеломительный. Но, поскольку юрисдикция суда не распространяется за пределы Англии и Уэльса, денег ни Татьяна, ни ее адвокаты пока не увидели. Ведь их у Фархада в Англии и Уэльсе нет. Все его активы давно выведены или переведены на его сыновей. Он не живет в Великобритании, не является ее подданным и, как он неоднократно говорил, не признает право британского суда решать вопрос о семейных отношениях двух российских граждан, который давно уже между ними решен.

За пределами Англии и Уэльса Татьяна и ее адвокаты должны эти активы сами искать. Они и ищут. По всему миру разосланы письма с требованиями найти деньги Фархада. Всем, кто не будет им в этом содействовать грозят судебным преследованием, штрафами и тюрьмой. Есть там и невнятное обещание награды за сотрудничество.

И вот спустя почти полгода сначала появляется «утечка» в британскую, а затем в российскую прессу. Значит ситуация незавидная, если решено нарушить решение суда о сохранении конфиденциальности вердикта. Пока, ведь, ничего не найдено. А гонорар адвокатам все еще не выплачен. Надо что-то делать. Денег-то нет! И, как видно, не будет. «Повторю одно известное выражение: замучаются пыль в судах глотать, занимаясь их поисками», — коротко прокомментировал усилия британских юристов Фархад Ахмедов.

Ирина Нестерова

Оригинал материала: "Комсомольская правда"