Содержание прослушки разговоров на личных встречах  между Максименко и Ламоновым показало,  что центр принятия решений мог быть в центральном аппарате СК, а не в столичном главке

699Журналисты ознакомились с некоторыми документами громкого дела, возбужденного против руководящих сотрудников СКР, — постановлениями о возбуждении уголовных дел, докладными записками между подразделениями, результатами оперативной работы, а также пообщались с несколькими людьми, знакомыми с ходом расследовани​я.
Самыми ценными для следствия среди этих материалов являются данные оперативной прослушки генералов СКР — руководителя управления собственной безопасности СКР (УСБ) Михаила Максименко и его заместителя Александра Ламонова. По версии ФСБ, за деньги они, а также арестованный 19 июля одновременно с ними замруководителя Главного следственного управления (ГСУ) СКР по Москве Денис Никандров обещали освободить из СИЗО приближенных авторитетного бизнесмена Захара Калашова (Шакро Молодого): Андрея Кочуйкова (Итальянца) и Эдуарда Романова (их арестовали в декабре 2015 года после перестрелки в центре Москвы).

Что на прослушке

Из материалов прослушки ясно, что речь идет не о телефонных переговорах, а о нескольких личных встречах Максименко и Ламонова. Во время этих бесед следователи обсуждают, что для решения вопроса необходимо передать деньги «в ЦАО». При этом они сетуют, что следственное управление по ЦАО почему-то тянет с решением проблемы.

Также они называют цену вопроса — 200 и 500, но не уточняют валюту и порядок сумм.

Высокие начальники СКР говорят о том, что деньги должен был передавать некий Дима. Поступить же они должны от Шакро.

Наконец, из контекста бесед ясно, что Максименко и Ламонов знают, кому и как в итоге должны попасть деньги. В этой связи звучит фамилия Крамаренко.

Смысл этих бесед и упомянутых в них названиях и именах, в представлении следственной бригады, как объясняют близкие к следствию собеседники РБК, заключается в следующем.

Заместитель начальника управления собственной безопасности Следственного комитета России Александр Ламонов, задержанный по подозрению в превышении должностных полномочий и получении взяток от представителей криминального сообщества, во время рассмотрения ходатайства об аресте в Лефортовском суде, 19 июля 2016 года Фото: Артем Коротаев/ТАСС

Заместитель начальника управления собственной безопасности Следственного комитета России Александр Ламонов, задержанный по подозрению в превышении должностных полномочий и получении взяток от представителей криминального сообщества, во время рассмотрения ходатайства об аресте в Лефортовском суде, 19 июля 2016 года
Фото: Артем Коротаев/ТАСС

Судя по контексту беседы и по предъявленным позже обвинениям, речь идет о сотнях тысяч долларов. Общую сумму взятки следователи ФСБ сразу же после задержаний генералов оценивали в $1 млн, рассказывал источник РБК в правоохранительных органах. Но спустя несколько дней адвокат Ламонова Ольга Лукманова опровергла эти сведения и заявила журналистам, что в материалах фигурирует несколько сумм, максимальная из них — $500 тыс. Впрочем, самих денег оперативники пока так и не нашли, утверждают все источники РБК.

Один из собеседников РБК предположил, что следствию еще потребуется доказывать, что сотрудники службы безопасности СКР действительно обсуждали передачу взятки, а не пытались совершить провокацию коллег — спровоцировать нижестоящих следователей на получение денег и самим привлечь их к уголовной ответственности.

Крамаренко, о котором говорят генералы, согласно этой версии, — руководитель следственного управления по ЦАО Москвы Алексей Крамаренко, который мог повлиять на решение о переквалификации дела людей Шакро: их дело расследовалось именно в ЦАО.

Дима, как предполагает следствие, — имя руководителя ЧОПа «Заслон» Дмитрия Звонцева. Как следует из постановления о возбуждении в июле уголовного дела по статье 210 («дело Шакро»), с которым удалось ознакомиться РБК, именно этот человек был связующим звеном между группой Шакро и следователями СКР.

РБК не удалось установить судьбу Звонцева. «Росбалт» сообщил, что он был задержан 12 июля вместе с Шакро. Но ходатайство об его аресте в Тверской суд так и не поступило, рассказали РБК в суде. По данным «Росбалта», он находится под охраной ФСБ как ценный свидетель.

754706696885593

Высшее руководство

Из прослушки и других материалов — так, как их интерпретируют сотрудники ФСБ, расследующие дело генералов СКР, — следует: именно Максименко и Ламонов из центрального аппарата СКР (то есть сотрудники федерального уровня) играли ключевую роль в операции по освобождению Кочуйкова и Романова. Именно к ним с соответствующим предложением через посредника обратился Шакро, и они контролировали действия нижестоящих следователей из ЦАО.

До сих пор превалирующей версией была иная: роль Максименко и Ламонова была вспомогательной (свели коллег с клиентами, осуществляли прикрытие), «мотор» операции по освобождению Итальянца якобы был уровнем ниже, в московском главке, в руководство которого входил Никандров. Так, ранее «Коммерсантъ» утверждал, что все активные действия по освобождению людей Шакро шли именно от него: «По версии следствия, получив в феврале первый транш в $1 млн, генерал Никандров начал действовать сразу по трем направлениям».

Данные же прослушки, по словам собеседников РБК, подтверждают версию ФСБ о том, что в центре принятия решений был Максименко.

Максименко — один из самых влиятельных сотрудников СКР, утверждает собеседник РБК, близкий к руководству ФСБ, и подтверждает источник в правоохранительных органах. Forbes прямо называет его правой рукой Бастрыкина, хотя в ведомственной иерархии начальники управлений стоят на более низких ступенях, чем заместители главы комитета.

Действительно, Максименко как глава управления был ниже по своему статусу, чем заместители Бастрыкина, но благодаря хорошим отношениям с председателем СКР он обладал значительным влиянием в ведомстве, говорит собеседник РБК, близкий к руководству ФСБ.

Максименко 43 года, воевал в первую чеченскую кампанию, затем служил в УБОПе. После создания Следственного комитета возглавил управление физической защиты, а затем перешел на пост руководителя управления собственной безопасности. По словам собеседников РБК, у Максименко были сложные отношения с первым заместителем председателя СКР Василием Пискаревым. В конце апреля Пискарев был отправлен в отставку указом президента.

Инициатива снизу

Впрочем, по версии следствия, решения принимались и инициировались не только на федеральном и городском уровнях. Роль следственного управления по ЦАО в истории с освобождением Итальянца также была активной, следует из других материалов дела, с которыми удалось ознакомиться РБК.

​Кто такой Шакро Молодой

Захар Калашов (Шакро Молодой)  — 63-летний уроженец Грузии. В Испании он был признан лидером «русской мафии», которая занималась отмыванием денег. В испанской тюрьме провел восемь лет и был выдворен в Россию. Здесь, как следует из постановления о возбуждении дела по статье 210 («преступное сообщество»), Шакро занял место вора в законе Деда Хасана, убитого в 2013 году. В июле 2016 года был задержан по обвинению в вымогательстве 8 млн руб. у хозяйки кафе Elements. По версии следствия, деньги вымогали приближенные Шакро Кочуйков и Романов. Переговоры об этих деньгах привели к перестрелке, в которой погибли два человека. 13 июля Тверской суд столицы арестовал Шакро на месяц.

Изначально в декабре Кочуйкову и Романову предъявили обвинение в хулиганстве (статья 213 УК), расследованием занимался столичный главк, и лишь весной дело спустили в СУ по ЦАО следователю Андрею Бычкову.

Как выясняется из материалов дела​​, с инициативой о переквалификации их обвинения на еще более мягкий состав (статья 330 УК — «самоуправство») в мае 2016 года выступил руководитель СУ по ЦАО Алексей Крамаренко — он написал докладную записку на имя руководства столичного главка. РБК удалось ознакомиться с этим документом, в нем Крамаренко пишет, что считает «целесообразным» переквалифицировать уголовное дело на статью 330 УК, а само предварительное расследование закончить до 15 июня».

Шакро Молодой в Мадриде, 2006 год.

Шакро Молодой в Мадриде, 2006 год.

По закону этот состав не является тяжким и обвиняемые в преступлении не могут содержаться под стражей дольше полгода. При таком изменении статьи сроки ареста Кочуйкова и Романова должны были истечь 15 июня — обвиняемые в этот день должны были оказаться на свободе.

В главке 16 мая собрали совещание по вопросу переквалификации дела, рассказали РБК два источника, близких к следствию. На нем, по данным одного из собеседников агентства, присутствовал лично следователь Бычков, а также руководство следственного управления и столичного главка. Был ли там замглавы столичного главка Никандров, РБК установить не удалось. Именно в этот день, по словам одного из собеседников РБК, обвинение было переквалифицировано на более мягкий состав.

14 июня Кочуйков и Романов действительно формально были освобождены, но их тут же задержали за вымогательство денег, а само расследование дела было передано в Главное следственное управление МВД.

Адвокат Руслан Коблев отмечает, что у следственного управления по ЦАО хватало самостоятельных полномочий для переквалификации обвинения. Но с учетом сложности и резонанса дела Кочуйкова и Романова без согласия столичного главка следователи ЦАО вряд ли решились на переквалификацию.

Сейчас, как рассказал РБК источник, близкий к СУ по ЦАО, Бычков, Крамаренко, и его зам Александр Хурцилав уволились из управления «по собственному желанию». В самом управлении прошли обыски, а сами трое бывших следователей были допрошены. Но никаких официальных обвинений им не предъявлено.

В Следственном управлении по ЦАО с РБК общаться отказались. Собеседник РБК, близкий к руководству СУ по ЦАО, сказал РБК, что бывшие следователи управления в ближайшее время вряд ли будут общаться с журналистами.

Уровень участия

Самый главный вопрос в этом деле — это понять, если версия следствия будет доказана, на каком уровне криминальные авторитеты могли влиять на решения следователей, считает адвокат Владимир Жеребенков, ведь решения об освобождении Кочуйкова и Романова принимались на трех уровнях — следственного управления по ЦАО, московского главка и на самом высоком уровне центрального аппарата СКР, где работали Максименко и Ламонов.

«Тут не только один следователь может быть причастен, но и руководители, и даже служба безопасности. Все говорит в пользу версии о том, что созданы устойчивые св​язи, как в итальянской мафии, которая пустила свои щупальца в разные стороны», — говорит Жеребенков.

Коррупция на столь высоком уровне, если она подтвердится, — это прецедент в истории Следственного комитета, констатирует замгендиректора российского отделения Transparency International Илья Шуманов. «Цепочка людей с вовлечением начальника управления собственной безопасности — это очень серьезно», — отмечает Шуманов.

В СКР и ФСБ на запросы РБК не ответили.

«Работа по очищению рядов СКР и всех других правоохранительных ведомств будет продолжаться и впредь», — комментировал дело председатель СКР Александр Бастрыкин в интервью «Российской газете» через неделю после арестов генералов. Он отмечал, что этот случай не должен «бросить тень на тысячи честных и порядочных профессионалов» СКР, а также послужит уроком всем, у кого могут возникнуть корыстные мотивы.

Все трое обвиняемых руководителей СКР на суде заявляли о своей невиновности. Позднее Никандров написал письмо Бастрыкину с просьбой забрать это дело в СКР, отмечая, что дело возникло из-за конфликта между Максименко и управлением «М» ФСБ, которое сейчас расследует эту историю.​

Анастасия Михайлова

Оригинал материала: ИА «РБК»

Газета «КоммерсантЪ», 09.08.16, «Шакро Молодому нашли обвинение на всю жизнь»

Вчера стало известно о том, что в отношении вора в законе Захария Калашова (Шакро Молодой) возбуждено уголовное дело об организации им преступного сообщества. В соответствии с ним Шакро, как лидер криминальной среды, может получить пожизненный срок. Тем временем главный противник «законника» адвокат Эдуард Буданцев, застреливший из наградного пистолета двух его подручных в известной разборке перед рестораном Elements на Рочдельской улице в Москве, был признан потерпевшим. Таким образом, можно сказать, была определена стратегическая линия дальнейшего расследования происшедшего.

Перемены в уголовном деле, по данным близкого к следствию источника «Ъ», начались после того, как расследование эпизода убийства двух сторонников вора в законе было передано из управления СКР по ЦАО в ГСУ СКР по Москве, старшему следователю по особо важным делам Андрею Супруненко. Именно он, напомним, возбуждал уголовное дело по убийству двух и более лиц (ч. 2 ст. 105 УК РФ) сразу после перестрелки в декабре прошлого года, однако через два месяца, предположительно после вмешательства обвиняемого во взяточничестве первого замначальника ГСУ Дениса Никандрова, дело у господина Супруненко забрали.

Перечитав собственные наработки и оценив материалы, собранные коллегами, опытнейший сотрудник ГСУ обратил внимание на травмы, полученные в результате разборки господином Буданцевым. Как показала медэкспертиза, адвокат получил перелом челюсти, сотрясение мозга и касательное ранение головы пулей из травматического пистолета, поэтому следствие признало его потерпевшим от хулиганов, применявших огнестрельное оружие. В ближайшей перспективе, по данным источника «Ъ», признание потерпевшими и двух коллег Эдуарда Буданцева, поддержавших его в потасовке: один из юристов получил огнестрельные ранения обеих ног, другой — плеча.

При этом сам господин Буданцева по-прежнему остается обвиняемым по ст. 105 УК РФ и находится под домашним арестом, однако, судя по действиям следствия, переквалификация убийства на «неарестную» ст. 108 УК РФ («Убийство при превышении пределов необходимой обороны») вполне возможна.

Существенные изменения произошли вчера и в другом уголовном деле — об особо крупном вымогательстве (ч. 3 ст. 163 УК РФ), возбужденном в отношении «оппонентов» Эдуарда Буданцева и расследуемом ГСУ ГУ МВД по Москве. Следствие пришло к выводу о том, что враги адвоката — Андрей Кочуйков, Эдуард Романов и Захарий Калашов — были не просто вымогателями, а действовали в составе оргпреступного сообщества. В их отношении полиция возбудила еще одно уголовное дело по соответствующей ст. 210 УК РФ, причем к Шакро Молодому была применена самая тяжкая ч. 4 этой статьи, введенная в законодательство специально для организаторов ОПС из числа лидеров преступной среды. Если обвинение Захарию Калашову по ч. 4 ст. 210 УК РФ будет доказано в суде, он может получить срок вплоть до пожизненного.

Между тем вменить Шакро и его бригадирам ст. 210 на основании одной только разовой акции вымогательства у хозяйки ресторана Elements следствие не могло. По данным одного из защитников по делу, сейчас в разработке полицейского следствия и сопровождающих расследование оперативников ФСБ находится с десяток эпизодов преступной деятельности, которые участники расследования пока только примеряют к Захарию Калашову и его людям. Информацию по всем этим эпизодам, как утверждает собеседник «Ъ», предоставил бывший полицейский Дмитрий Звонцев, много лет сотрудничавший с Шакро и его бригадой.

Кроме того, не исключено, что в деле ОПС могут оказаться и материалы, присланные из Грузии. В этой стране еще десять лет назад Захарий Калашов был заочно приговорен к 18 годам колонии за незаконное лишение человека свободы и применение к нему пыток. Местной прокуратуре тогда удалось доказать, что все эти средства Шакро использовал для устрашения бизнесмена, у которого вымогал крупную сумму. Примерно в то же время против «авторитета» на его родине было возбуждено еще одно уголовное дело — за сам факт его принадлежности к воровскому миру. За это Шакро грозит до десяти лет лишения свободы.

Отметим, что ответить за инкриминируемые ему преступления в Грузии Захарий Калашов не мог, поскольку с 2003 года на родине не появлялся. Сначала он отбывал наказание в Испании, потом жил в России. Все это время грузинские власти пытались добиться его экстрадиции, однако ни одна из стран на это не согласилась.

В Генеральной прокуратуре Грузии «Ъ» сообщили, что по-прежнему надеются на экстрадицию вора в законе из России. В свою очередь, источник «Ъ» в российском следствии пояснил, что выдача Шакро исключена, так как он имеет гражданство РФ, однако следственные и судебные материалы из Грузии могут быть приобщены к делу об ОПС и учтены российским судом при вынесении приговора «авторитету».

Сергей Машкин; Георгий Двали, Тбилиси