Зачем владельцы Промсвязьбанка и группы «Промсвязькапитал» Алексей и Дмитрий Ананьевы набирают все новые кредиты

normal-1g2fВо время экономической рецессии большинство предпринимателей ведут себя скромно, оптимизируют издержки и стараются выжить. И лишь некоторые начинают рискованную игру по захвату рынков и поглощению конкурентов, пользуясь тем, что во время кризиса стоимость активов снижается и множество компаний запутывается в долгах. 

Правда, такая стратегия, несомненно, рискованная. Во-первых, есть шансы купить не самый лучший актив – с долгами и «скелетами в шкафу». Во-вторых, чтобы заниматься поглощением, нужны деньги, и их приходится либо изымать из собственного бизнеса, либо брать взаймы, увеличивая долговую нагрузку. Именно поэтому желающих сделать ставку на такой рискованный рост всегда оказывается немного. Среди этих немногих – владельцы Промсвязьбанка и группы «Промсвязькапитал» Алексей и Дмитрий Ананьевы, на счету которых целый ряд банковских поглощений, но их интересуют и активы в других отраслях, причем политика расширения бизнеса происходит весьма интенсивно, если не сказать агрессивно.

Займы и убытки

Чтобы финансировать такую политику, холдингу Ананьевых приходиться брать взаймы. В конце апреля группа «Промсвязькапитал» впервые разместила облигации на 10 млрд руб. При этом, по данным «Ведомостей», заемные средства пойдут на покупку новых региональных банков. Представители группы утверждают, что, хотя у них хватает и собственных средств, они не могут ими воспользоваться из-за вложений в небанковские активы, поэтому прибегают к заимствованиям. Тем не менее по итогам 2015 г. головная компания группы – Промсвязьбанк – отчиталась о рекордных убытках по МСФО в размере более 16 млрд руб. против прибыли в 2,3 млрд руб. за 2014 г. Об этом в марте 2016 г. сообщали все ведущие издания. Руководитель блока «Финансы» Промсвязьбанка Владимир Мамакин объяснил это тем, что банк в 2015 г. сформировал большие резервы на потери по ссудам – 47,3 млрд руб., что вдвое больше соответствующего показателя за предыдущий год. Это максимальный размер резервов за всю историю работы банка. Мамакин объяснил необходимость такого масштабного резервирования «сложной операционной средой и разумной риск-политикой банка». Кроме того, в 2015 г. Промсвязьбанк столкнулся с серьезной проблемой – крушением авиакомпании «Трансаэро», которая задолжала банку 7,8 млрд руб. Частично этот кредит был обеспечен самолетами, но для полного покрытия займа резервами необходимо было еще 5,5 млрд руб., как сообщал РБК  в декабре 2015 г.

Братья Ананьевы стремятся к неорганическому росту...кредитов..

Братья Ананьевы стремятся к неорганическому росту…кредитов..

Кроме «Трансаэро», у Промсвязьбанка до недавнего времени была еще одна головная боль: мобильный ритейлер «Связной», долги которого достигли 7 млрд руб., так что банк был вынужден подать на должника в суд. Правда, позже банк переуступил свои требования к «Связному» кипрской компании Strafor Commercial Ltd., а та заключила с должником мировое соглашение. Хотя ситуация и разрешилась, потери сторон, вероятно, были достаточно весомыми.

Руководитель аналитического отдела компании Romanov Capital Павел Щипанов еще в прошлом году заявлял, что главная проблема Промсвязьбанка – рост проблемной задолженности его клиентов, которая превысила резервы банка. В капитале банка, вероятно, образовалась бы дыра, если бы не вливания акционеров – Дмитрия и Алексея Ананьевых. Как указывал РБК со ссылкой на аналитика Райффайзенбанка Дениса Порывая, докапитализация банка на сумму более 15 млрд руб. была проведена не деньгами, а земельными участками в Подмосковье. Заметим, что раньше Промсвязьбанк получал помощь от государства: 1 июля 2015 г. стало известно, что банк добавил к своему капиталу 29,9 млрд руб. через облигации федерального займа. Но, как видим, этого было недостаточно.

Комментируя убытки Промсвязьбанка, аналитик Moody’s Лев Дорф отмечал, что «в этом году возможностей привлечь капитал с рынка фактически нет, а ресурсы акционеров, с учетом приобретения в прошлом году банка «Возрождение», довольно ограничены».

Искусство «Возрождения»

Привлечение облигационного займа для скупки региональных банков теоретически может вызвать трения Промсвязьбанка с регулятором. Вообще, скупка банковской доли на сумму свыше 10% требует согласования с Центробанком, при этом ЦБ не одобряет покупку банковских долей на заемные средства. Но, как показывает опыт поглощения хозяевами «Промсвязькапитала» банка «Возрождение», это препятствие можно обойти: банк был куплен по частям, при этом во всех сделках фигурировали доли менее 10%. «Промсвязькапитал» скупал акции «Возрождения» с весны 2015 г. и часть из купленных бумаг закладывал по сделкам РЕПО для финансирования дальнейшей покупки акций. Если к этому добавить, что покупка «Возрождения» Промсвязьбанком произошла после того, как умер его основной владелец и основатель Дмитрий Орлов, а также вспомнить, что Ананьевы смогли не допустить уже почти объявленную сделку по объединению «Возрождения» и «Абсолют банка», то можно увидеть, насколько активного стиля расширения придерживаются братья Ананьевы.

На скупку более 70% «Возрождения» Ананьевы потратили $200 млн.

Трудно сказать, насколько эта покупка оказалась удачной. Как заявил «Ко» начальник аналитического управления банка БКФ Максим Осадчий, судя по финансовым результатам, дела у «Возрождения» пока не очень хороши. Как в апреле сообщали «Ведомости», всего по итогам 2015 г. банк получил чистый убыток по МСФО в 3,8 млрд руб. против прибыли в размере 1,2 млрд руб. за 2014 г.

Как и в случае с Промсвязьбанком, проблемы «Возрождения» связаны с его клиентурой. На результатах «Возрождения» также сказались высокие отчисления в резервы. Большая часть резервов пришлась на корпоративных заемщиков (92%). Примечательно, что почти 1 млрд руб. резервов в IV квартале банк создал по непрофильным активам. «Это одноразовое событие. По сути, это бывшие залоги, полученные от заемщиков, здания», – пояснил зампред правления «Возрождения» Андрей Шалимов.

ЦБ поменял подход к непрофильным активам, согласно ему, необходимо было переоценить непрофильные активы. По предыдущему порядку бухучета банк пришел бы к той же справедливой стоимости через два года. Но дело не только в непрофильных активах: доля проблемной задолженности (банк определяет ее как кредиты, просроченные более 1 дня) за год выросла на 1,48 п.п., до 11,5%. В абсолютном значении объем проблемной задолженности составил 20 млрд руб., прибавив за год 17%. Кредиты, просроченные свыше 90 дней, составили 14,1 млрд руб., или 8,1% кредитного портфеля. Совет директоров «Возрождения» рекомендовал акционерам не выплачивать дивиденды по итогам прошлого года. «Финансовые итоги банка «Возрождение» за 2015 г. разочаровали инвесторов», – констатирует аналитик «Инвесткафе» Юрий Козлов. По его словам, «минувший год оказался худшим в плане финпоказателей за всю историю банка».

Во время экономической рецессии большинство предпринимателей ведут себя скромно, оптимизируют издержки и стараются выжить. И лишь некоторые начинают рискованную игру по захвату рынков и поглощению конкурентов

Во время экономической рецессии большинство предпринимателей ведут себя скромно, оптимизируют издержки и стараются выжить. И лишь некоторые начинают рискованную игру по захвату рынков и поглощению конкурентов

Чистый убыток «Возрождения», по данным Bankir.ru, в I квартале 2016 г. достиг 712 млн руб.

Поглощайте осторожнее!

В прошлый кризис группа братьев Ананьевых купила Ярсоцбанк, банк «Нижний Новгород» и Волгапромбанк. В 2015 г. пришла очередь самарского Первобанка. Промсвязьбанк также взял на санацию АвтоВАЗбанк. «В последние годы Промсвязьбанк собирал небольшие региональные банки. Если кризис продлится долго, эти активы могут превратиться в балласт и будут генерировать только убытки. Экспансия в условиях кризиса – это большой риск», – отмечает Максим Осадчий.

«Банковская система и значительная часть мелких и средних банков дышат на ладан, качество их активов крайне низкое и только ухудшается, – уверен член экспертного совета «Деловой России» Владислав Жуковский. – По официальным данным, доля просрочки свыше 90 дней составляет в целом по банковской системе 10,9% от суммарного кредитного портфеля банков на 1 марта, 7,9% – на 1 января и 5,8% – на начало 2014 г. Плохих активов сейчас официально на 1,117 трлн руб. по состоянию на 1 марта, но в действительности, по оценкам независимых экспертов, эта сумма в 2–2,5 раза больше. А банки маскируют эти цифры, и ситуация будет только ухудшаться. Поэтому когда крупные банки скупают мелкие и средние кредитные учреждения, встает проблема deu diligence – проверки финансового состояния».

Владислав Жуковский напоминает, что в истории банковских поглощений были случаи, когда скупались банки с рискованными активами, – например, скандалы с Межпромбанком или Банком Москвы. Разумеется, многие банкиры, кто выстраивал свои империи, были вполне добросовестными и стремились лишь к укрупнению своих финансовых групп, но бывало и так, что поглощение неблагополучного банка оказывалось лишь каналом вывода активов.

Проблемы животноводов

Кроме банков, братья Ананьевы интересуются и другими активами, примером чего может стать животноводческая группа «Рамфуд». Однако с покупкой последней все обстоит тоже не слишком гладко. Компании группы увязли в долгах и судебных тяжбах, с ней связанных. Так, по данным сервиса «Контур.Фокус», подмосковное ООО «Рамфуд» выступает ответчиком по искам на 1,2 млрд руб., а компания «Рамфуд-Поволжье» – на сумму 666 млн руб. В то же время, как сообщали «Ведомости» в феврале, общая сумма предъявленных «Рамфуд-Поволжье» долгов на тот момент составляла 1,59 млрд руб. (из них Промсвязьбанк требует 127,8 млн руб.).

До середины прошлого года главным владельцем и руководителем «Рамфуда» был Михаил Керштейн, затем он продал его бизнесмену Алексею Павлову. Предметом продажи стал нидерландский офшор «Юнайтед инвесторс компани Б.В.», контролирующий российские компании группы. Уже после продажи Керштейн, пользуясь доверенностями, полученными еще до сделки, опять изменил состав собственников агрогруппы. В результате доля «Юнайтед инвесторс» в компаниях, составляющих группу «Рамфуд», сократилась со 100% до 33%, а мажоритарным акционером стал кипрский офшор «Максотон холдинг лимитед».

На сайтах различных арбитражных судов – например, Бурятского, Кировского, Волгоградского и Татарстанского – можно найти заявление Алексея Павлова, что Керштейн, подавая в суды и другие госорганы различные заявления от имени «Рамфуда», в сущности, не имел права этого делать.

Неоднократно принимались меры по обеспечению исков в виде запрещения «Юнайтед инвесторс компани Б.В.» менять управляющую компанию и руководство «Рамфуда», которые впоследствии несколько раз отменялись, но это так и не дало возможности Павлову внести изменения в ЕГРЮЛ и назначить себя генеральным директором. Такие способы удержания корпоративного контроля характерны для конца 1990-х – начала 2000-х.

Желающих сделать ставку на такой рискованный рост всегда оказывается немного. Среди этих немногих – владельцы Промсвязьбанка и группы «Промсвязькапитал» Алексей и Дмитрий Ананьевы

Желающих сделать ставку на такой рискованный рост всегда оказывается немного. Среди этих немногих – владельцы Промсвязьбанка и группы «Промсвязькапитал» Алексей и Дмитрий Ананьевы

Впрочем, группа проходила процедуру наблюдения, и Керштейн фактически передал управление «Рамфудом» Промсвязьбанку (как кредитору группы) и приглашенным банком менеджерам. Алексей Павлов, считающий себя законным владельцем «Рамфуда», не имеет доступа к корпоративному управлению и не может участвовать в процессе банкротства.

Тем не менее жестко, а порою и рискованно группа «Промсвязькапитал» продолжает наращивать свою империю. Рост происходит неорганическим путем, через поглощения, хотя каждое такое поглощение – это новый риск.

«Органически сегодня нельзя расти, – считает председатель совета директоров «МДМ банка» Олег Вьюгин. – Можно только за счет слияний и поглощений. Это типичная реакция бизнеса на падающем рынке».

Оригинал материала: Журнал «Компания»