Почему банкир, на санацию обанкротившегося финансового учреждения которого государство потратило 135 млрд рублей, занялся созданием оппозиционных СМИ

852404cdfd101c242732c7d32fced3a6Александр Винокуров – спортсмен, политик, банкир и медиамагнат. Такие выводы можно сделать, почитав историю его бизнеса и посмотрев фотографии бизнесмена на его аккаунте в Фейсбуке. Сделать другие выводы можно, вспомнив, что санация «КИТ Финанса» обошлась государству в 135 млрд рублей, а сам Винокуров только после санации своего банка почувствовал в себе тягу к политическим заявлениям и оппозиционной деятельности.

Как нельзя кстати у его жены Натальи Синдеевой как раз была в разработке идея создания нового телеканала. Изначально задумывавшийся как светский и лёгкий проект, «Дождь» быстро стал прибежищем либеральной публики, 24 часа в сутки рассуждающей о том, как обустроить Россию. Имеющийся в собственности медиаресурс Винокуров не стесняется использовать для мести бывшим конкурентам по бизнесу, надиктовывая авторам журнала «Слон» личные SMS-сообщения десятилетней давности.

К большим деньгам не через тернии

Попасть в большой бизнес Александру Винокурову помог случай. В небольшом, но энергичном региональном Тверьуниверсалбанке, где Винокуров начал свою деятельность, он сводит знакомство с Фёдором Андреевым, и будущий президент АЛРОСА видит в молодом инвестиционном банкире потенциал, а также удобный «инструмент» для хранения денег. Винокуров неотступно следует за своим неофициальным протеже, а тот переставляет его из одного места в другое. В зависимости от собственных нужд.

В конце 90-х Винокуров перебирается в Петербург, где вместе с неназываемыми партнёрами покупает небольшой банк «Пальмира». И в банк сразу начинают приходить солидные клиенты. Например, «Пальмире», переименованной к этому моменту в «Вэб-Инвест банк» удаётся разместить облигационный заём Республики Саха. Вкладчиком банка становится АЛРОСА, а затем РЖД, куда переходит Фёдор Андреев.

Дела у Винокурова идут в гору. Из номинальных держателей акций «Вэб-Инвест банка» он становится основным акционером, в 2005 году проведя очередное его переименование в «КИТ Финанс инвестиционный банк».

Растёт и уровень доверия к Александру, причём настолько, что именно на «КИТ Финанс» возлагается почётная обязанность скупать акции «Ростелекома». По словам высокопоставленного источника в самом «Ростелекоме», это делалось в интересах Алексея Кудрина – якобы реального владельца «КИТ Финанса».

Скупкой акций «Ростелекома», в рамках которого планировалось объединить все межрегиональные компании связи (входящие в холдинг «Связьинвест»), Винокуров занимается в 2007 году. Банкиру удалось собрать в «КИТе» почти 40% национального оператора, и он позволял себе не только исполнять волю своего руководителя, но и использовать акции «Ростелекома» в сделках РЕПО, которые впоследствии и приведут «КИТ Финанс» к краху.

От инвестиций к растратам

«Ростелеком», чуть было не потерянный для государства, в результате возвращают Госимуществу, повторно инвестируя в это огромные средства, и лишь после этого на базе «Ростелекома» проводится объединение всех компаний «Связьинвеста» с его последующей ликвидацией. Объединением «Ростелекома» и его последующим возвратом государству занимается менеджмент Константина Малофеева.

Ситуация, в которой Александр Винокуров оставляет «КИТ Финанс», вынуждает вмешаться в его спасение самого вице-премьера и министра финансов РФ Алексея Кудрина, который буквально за руку приводит спасать своё детище – Агентство по страхованию вкладов (АСВ) и Внешэкономбанк. Однако руководители этих организаций всё-таки избегают собственноручного подписания документов по санации «КИТ Финанса», выйдя в день «Ч» в однодневные отпуска и перепоручив право подписи своим заместителям.

Кудрину и спустя годы приходится искать оправдание спасению негосударственного банка за государственные средства. В ответ на беспокойство депутата Госдумы от «Единой России» Сергея Неверова Алексей Леонидович подробно объясняет, что Винокуров не получил ни копейки из 135 млрд рублей, направленных на спасение банка, а продал его за символические сто рублей. Но куда исчезли средства из «КИТ Финанса», никто не говорит. Более того, этот вопрос не задавался и самому Винокурову, который, расставшись с банком, тут же с головой погружается в медийный бизнес.

В случае с банкротствами банковских структур, например «Банка Москвы» Андрея Бородина, «Мастер-Банка» Бориса Булочника или «Моего банка» Глеба Фетисова, уголовное преследование лиц, ответственных за растрату или хищение средств, начиналось практически немедленно. Однако Александру Винокурову посчастливилось избежать этого преследования.

На деньги государства против государства

Банкир, до момента банкротства своего банка никак не интересовавшийся политикой, неожиданно обретает самый живой интерес к политике. Его волнует сразу всё, но только в контексте оппозиционной деятельности.

Если взглянуть на ситуацию чуть шире, то объяснение проявившейся оппозиционности Винокурова находится достаточно простое. Если государство и правоохранительные органы интересуются тем, куда делись огромные средства из не самого мелкого банка, – это расследование экономического преступления. А вот если государство обращает внимание на человека, который с этим самым государством активно борется, то тут, разумеется, налицо политическое преследование оппонента, а банк – лишь повод для этого преследования.

Итак, с помощью Алексея Кудрина Винокуров избавляется от лишних вопросов относительно денег, сгинувших в «КИТ Финансе», за его деятельность с прямой подачи того же Кудрина рассчитывается государство.

По мнению самого Винокурова, уголовное преследование его не коснулось потому, что «КИТ Финанс» не обанкротился, а был санирован.

– Ко мне правоохранительные органы не обращались, потому что «КИТ Финанс» не обанкротился. Возможно, если бы он был признан банкротом, ко мне бы пришли, – говорит Александр Винокуров.

Однако, к примеру, экс-руководитель Мособлбанка Виктор Янин, чей банк также санировался, не только был привлечён к уголовной ответственности, но и получил 6 лет. Почему же Винокурову так повезло, что и вопросов к нему не возникло?

Вскоре «Дождь» из лёгкого «оптимистичного» телеканала, коим его задумывала Синдеева, превращается в главный рупор оппозиции. При этом руководство телеканала не забывает пользоваться государственным ресурсом, когда это удобно. К примеру, проблемы с попаданием в кабельные сети стали решаться гораздо быстрее после визита на телеканал президента России Дмитрия Медведева, чья пресс-секретарь Наталья Тимакова, к слову, – давняя подруга Натальи Синдеевой.

Бывший банкир, обласканный государством, входит во вкус к оппозиционной деятельности. «Дождь» активно освещает события 6 мая 2011 года на Болотной площади, становится площадкой для видных оппозиционных деятелей. Да и сам Винокуров не остаётся в стороне, входя в состав Координационного совета оппозиции и лично участвуя в различных акциях протеста.

По словам бывших сотрудников телеканала, Винокуров всегда лично присутствовал на «Дожде», когда там интервьюировались или выступали видные бизнесмены, и всегда улучал момент, чтобы поговорить о коммерческих проектах, вовсе не касающихся эфира. По сути, разменивая телеэфир на коммерческие интересы.

При этом наигранность оппозиционности Александра Винокурова вызывает раздражение даже у тех игроков медийного рынка России, которые, казалось бы, должны поддерживать «товарища по оружию». В частности, главный редактор «Эха Москвы» открыто задаёт Винокурову тот же вопрос, который волнует и депутата от «Единой России»: «Мнение, что вы обанкротили свою компанию, нажили на этом капитал, а теперь прикрываетесь от прокуратуры «Дождём», оно ошибочно?» В ответ Винокуров сообщает, что в этом «мнении» содержатся две ошибки. Можно допустить, например, что Винокуров не обанкротил «КИТ Финанс» и не нажил на этом капитал, но прикрывается «Дождём»; или что Винокуров обанкротил «КИТ Финанс», но не нажил капитал на этом и не прикрывается от прокуратуры «Дождём».

Прибыль даже не моросит

В начале 2014 года на «Дожде» произошёл настоящий скандал. Сотрудники редакции решили спросить телезрителей и посетителей интернет-сайта телеканала, стоило ли сдавать Ленинград гитлеровцам ради спасения жителей города.Это уже перебор, причём серьёзный перебор по любым меркам! Телеканал и его менеджмент подвергаются жёсткой критике и общественному порицанию.

Один за одним, как будто бы даже с облегчением, с телеканалом расторгают договора крупнейшие кабельные и спутниковые операторы платного ТВ страны. В частности, глава ассоциации кабельного ТВ России Юрий Припачкин сообщает: «Меня в последнее время задел вопрос по телеканалу «Дождь», который начал проводить некий опрос в части событий в Ленинграде. У меня возникло желание, как оператору, взять и отключить такую информацию, взяв на себя некие функции цензурирования».

Телеканал, не достигший даже точки безубыточности, практически терпит финансовый крах, вдобавок к проблемам с кабельными операторами у «Дождя» возникают проблемы с арендой площадки, и их просят покинуть «Красный Октябрь».

Однако Александр Винокуров, ещё весной утверждавший в интервью газете «РБК Дейли», что телеканал «Дождь» не окупается, уже летом сообщает, что в настоящее время «Дождь» не требует дополнительных инвестиций.

– «Дождь» не нуждается в инвестициях, о том, вышел ли он на окупаемость, я сейчас говорить не хочу, – лаконичен Винокуров.

Он продолжает поддерживать деятельность всей медиагруппы и вкладывает в эту поддержку значительные средства. Почему же? Может быть, дело в том, что, несмотря на крах «КИТ Финанса» и убыточность «Дождя», Александр Винокуров умеет считать деньги и понимает, что лучше терять «немного» на вливаниях в «Дождь», чем потерять всё, лишившись статуса борца с режимом и начав отвечать на неудобные вопросы прокуратуры относительно пропавших денег «КИТ Финанса»?

Возможно, конечно, что Винокуров искренне оппозиционен власти, спасшей его банк от банкротства, а его самого от тюремных нар. Тогда телеканал «Дождь» выполняет не функцию защиты, а является реальным инкубатором, в котором выращиваются, воспитываются и аккумулируются сторонники российского майдана. Ведь именно тем, кто свергал власть в Киеве, сочувствовал «Дождь». Был на стороне тех, кто вверг Украину в кровопролитную гражданскую войну.

С этой точки зрения участие в координационном совете оппозиции, поддержка белоленточного движения и открытое выступление на стороне участников беспорядков 6 мая 2011 года становятся объяснимыми. Но как долго само государство будет терпеть эту то ли тонкую игру, то ли откровенно подрывную работу незадачливого банкира, решившего вдруг нахально бросить вызов власти в это не самое доброе для своей страны время?

Борис Кудряшов

Оригинал материала: Газета "Аргументы недели"