Чем владеет в столице «любимый скульптор Лужкова» и один из самых богатых деятелей российской культуры Зураб Церетели

ff1d44c3_resizedScaled_659to430Президент Российской академии художеств Зураб Церетели из всех наших людей искусства – самый деятельный и обеспеченный творец. По церетелиевским местам Москвы давно пора водить экскурсии. Удивительно, как еще до этого не додумался предприимчивый скульптор.

Может, есть что скрывать? Ведь в столице он ваяет не только памятники, но и, говорят, самострои… Девять машин импортных, сотни метров российских…

Девять машин импортных, сотни метров российских…

Согласно сведениям о доходах, которые Церетели как госчиновник опубликовал в 2014 году, в России у него на праве пользования есть нежилое помещение – 328,4 кв. м. А в собственности, помимо 9 престижных иномарок, квартиры, дачи и гаража, еще 1239,8 кв. м нежилых помещений и 934,7 кв. м сверху – для размещения творческой мастерской.

Но не спешите завидовать: хозяйство у Зураба Константиновича очень беспокойное. Вот, например, сейчас… Хотя скульптор все последние месяцы и находится за границей, не перестает думать о России. Одна из причин тому – судебный иск от департамента городского имущества Москвы, который требует снести принадлежащие Церетели постройки в самом центре столицы.

Московское правительство считает, что любимец бывшего мэра сделал эти постройки незаконно. Фото: Собеседник

Московское правительство считает, что любимец бывшего мэра сделал эти постройки незаконно. Фото: Собеседник

– В 2014 году мы обратились в суд на основании акта Госинспекции по недвижимости, установившей факт незаконного строительства в подколоннадном пространстве жилого дома по адресу: ул. Брянская, 2, – пояснила «Собеседнику» Анджела Гдлян, зам. руководителя департамента городского имущества Москвы.

Раньше жители дома могли свободно попадать в свои квартиры, пройдя «под домом» – между колонн. Теперь им приходится огибать П-образное здание. В прямом же проходе основательно вросли магазины цветов, салон сотовой связи, пункт обмена валют, аптека…

– Изначально вся эта, как мы считаем, незаконная постройка принадлежала ЖСК «Московский союз художников» (руководитель союза Виктор Глухов – член РАХ, которую возглавляет Церетели. – Авт.). Ее общая площадь – 533 кв. м.

Право собственности ЖСК оформил на основании решения суда, в заседаниях которого департамент не участвовал. Наши права были затронуты, но нас не привлекли, поэтому мы считаем это решение незаконным. Часть строений – 138 кв. м – были проданы Зурабу Константиновичу. Он ими владеет, пользуется и распоряжается, – говорит А. Гдлян.

Творческая мастерская

Интересно, что на ту землю, где сейчас стоят павильоны, приютившие торговцев тюльпанами (после разгона у Киевского вокзала стихийного рынка), у Церетели есть вполне законное разрешение. Но его он оформил под другие цели – эксплуатацию своих творческих мастерских, расположенных в этом же доме. Департамент имущества нам это подтвердил.

– Но возводить постройки и вести в них торговую деятельность на этой земле нельзя, поскольку город никаких разрешений на строительство не выдавал, – продолжает Гдлян. – Мы требуем признать факт самовольного строительства с целью дальнейшего сноса строений.

 

Анджела Гдлян, зам. руководителя департамента городского имущества Москвы. Фото: Собеседник

Анджела Гдлян, зам. руководителя департамента городского имущества Москвы. Фото: Собеседник

Гдлян говорит, что ущерб в первую очередь нематериальный:

– Незаконно возведенный объект мешает жителям свободно пользоваться улично-дорожной сетью. А второе обстоятельство связано с тем, что город недополучает те денежные средства, которые мог бы получать в случае предоставления земельного участка в аренду под торговую деятельность. Аренда под эксплуатацию творческих мастерских в разы дешевле.

…Здесь мы для объективности должны были бы представить мнение второй стороны. Но защитники Церетели ушли в глухую оборону. Начальник правового управления РАХ Александра Лужина, к которой нас направили в отсутствие своего шефа его помощники, тут же увидела в еще не вышедшей публикации попытку давления на суд. И пояснила, что «сотрудники разъехались в командировки».

Вместо студентов – элитная клиника

Брянская, 2 – не первый спорный объект из тех, которыми владеет известный скульптор.

Стоило уйти любезному душе Церетели мэру Лужкову, и разные контролеры как с цепи сорвались.

В конце 2010 года художник обратился в суд с просьбой признать за ним право собственности на реконструированное здание в Товарищеском переулке, 34, стр. 1.

В результате строительных работ площадь старинного (1917 года постройки) двухэтажного дома, принадлежащего Церетели, выросла больше чем на 100 кв. м. Скульптору показали фигу, назвав расширение незаконным, а он обиделся. «Когда добрые дела делаешь, сразу начинаются кляузы», – комментировал тогда он.

Зураб Церетели: Когда добрые дела делаешь, сразу начинаются кляузы. Фото: Собеседник

Зураб Церетели: Когда добрые дела делаешь, сразу начинаются кляузы. Фото: Собеседник

Зураб Константинович утверждал, что красил и строил не для себя – для студентов Суриковского института, находящегося по соседству. Тем-де тесно, пусть переедут хоть завтра…

Мы посетили эту точку церетелиевской Москвы. Унылое здание не имеет никаких опознавательных знаков. В Росреестре данные о владельце отсутствуют, однако табличка «Частная собственность» висит. Дверь открыл человек в халате врача, пояснив: «Тут больница».

Мы нашли ее только в интернете. Клиника постстрессовых состояний называет себя первым частным психиатрическим стационаром премиум-класса в Москве. Здесь лечат всё – шизофрению, нарко- и игроманию, маниакально-депрессивные синдромы, не считая легких запоев… Так что если тут и есть какие-то студенты, то только больные. Надеемся, суриковцев среди них нет.

Сам себе арендатор

Пуще всего «завистники», как называет недругов Церетели, напустились на него из-за дома Платона Зубова (внука полководца Суворова) в Волковом переулке, д. 7–9, стр. 5.

«Архнадзор» вместе с Москомнаследием пытались пресечь строительные работы, которые велись, как они тогда выяснили, без соответствующего разрешения. Тогда Церетели тоже твердил, что не ломает, а спасает исторический памятник, в котором обосновались бомжи.

– Я видел фотографии, сделанные в конце 90-х, – вспоминает координатор «Архнадзора» Петр Мирошник. – Интерьеры были в хорошей сохранности… а спустя несколько лет исчезли. Потом не стало одной стены, провалилась крыша. Восстановительные работы были необходимы. Но то, что именно Церетели довел здание до плачевного состояния, сказать не возьмусь. Он владеет домом с 2006 года, а нарушения мы нашли в 2010-м. Тут важна хронология…

Координатор «Архнадзора» Петр Мирошник. Фото: Собеседник

Координатор «Архнадзора» Петр Мирошник. Фото: Собеседник

Дело замяли, и особняк сейчас стоит как новенький. Если что в нем и сохранилось с екатерининских времен, то это поросшие мхом кирпичные столбики забора, сквозь который видны припаркованные внедорожники.

У входа мы разглядели табличку: «Московский музей современного искусства», его называли арендатором помещения и в те скандальные годы. Но в списках филиалов ММСИ, коих аж пять – на Петровке, Тверской, Большой Грузинской улицах, в Гоголевском и Ермолаевском переулках, – это здание не значится…

Угадайте, кто директор музея? Он самый – батоно Зураб. Сам владею, сдаю и снимаю. Ничего противозаконного, и как удобно! Можно, конечно, предположить, что арендодатель Церетели сдает арендатору – муниципальному музею, за которого подписывается Церетели, – здание в центре Москвы за условный рубль. Но верится с трудом…

Зеркально та же схема работает у Церетели в Музейно-выставочном комплексе РАХ (Пречистенка, 19–21). Залы там не только с картинами и скульптурами, но и обеденные. «Зимний сад» раскинулся на площади 870 кв. м, «Яблоко» – на 1300 кв. м. Есть в ресторане «Галерея художника», расположенном в одном здании с Галереей искусств Зураба Церетели, еще пять залов – поскромнее.

Стоит за жирной точкой общепита ООО «Лайник», которым владеет, согласно данным ЕГРЮЛ… он самый – батоно!

Оригинал материала: "Собеседник"