Кто сегодня защищает интересы крупного бизнеса в Государственной Думе и как устроен современный лоббизм в большой российской политике

58069В последнем, октябрьском рейтинге «Лучшие лоббисты России», по версии Агентства экономических новостей (АЭН), депутат Государственной Думы Владислав Резник занял 19–20-е места, поделив их с президентом Всероссийского союза страховщиков (ВСС) Игорем Юргенсом. Если взглянуть в ретроспективе, то можно увидеть, что позиции Резника за последние четыре года ослабли.

В рейтинге начала 2011 г. он занимал 15-ю строчку, причем тогда был самым сильным лоббистом среди депутатов Госдумы, а в нынешнем рейтинге его уже обгоняет депутат Владимир Плигин. В 2010 г. в рейтинге думских лоббистов, подготовленном Центром по изучению проблем взаимодействия бизнеса и власти, Владислав Резник получил 1-е место: за предшествующие рейтингу два с половиной года работы Думы пятого созыва на Резника пришлось 12% всех принятых законопроектов из числа инициированных парламентариями.

Хотя в последнем составе Госдумы Владислав Матусович утратил кресло председателя комитета по финансовым рынкам, он остается одним из самых влиятельных членов нижней палаты. И к тому же одним из самых богатых, хотя и здесь его позиции слабеют. В рейтинге Forbes «Власть и деньги», в котором фиксируются доходы семей чиновников и депутатов, в 2011 г. Резник занимал 11-е место, а в прошлом году – уже 19-е, с личным доходом 207 млн руб. и семейным в 316 млн руб.

Ослабление позиций депутата Резника, конечно, является частью его личной карьерной траектории. В конце концов, влиятельному депутату уже шестьдесят лет. Но за личными обстоятельствами скрываются и перемены в системе российской власти.

Питерский каскадер

По поводу секретов влиятельности Владислава Резника директор Центра политологических исследований Финансового университета Павел Салин заметил: «Объяснение очень простое – достаточно посмотреть на его биографию и место рождения. В наше время сам факт рождения в Северной столице является конкурентным преимуществом, не говоря уже о том, где учился, начинал делать карьеру и т.п.».

Действительно, Владимира Плигина и Владислава Резника, двух самых влиятельных думцев, по версии АЭН, объединяет то, что оба они из Питера и оба, так или иначе, были близки нынешней власти. Но биографические истоки «везения» Владимира Плигина более ясны: он закончил юридический факультет ЛГУ (вуз Владимира Путина и Дмитрия Медведева), был учеником Анатолия Собчака, а также однокашником будущего вице-премьера Дмитрия Козака и будущего вице-спикера Госдумы Юрия Волкова.

Биографические обстоятельства Владислава Резника не столь однозначны. О нем можно сказать, что это ученый, в 1990-е ставший бизнесменом, а в «нулевые» – политиком. Биолог по образованию, он в советское время был научным сотрудником в одном из ленинградских НИИ, занимался молекулярной биологией, но, кроме того, будучи человеком спортивным и увлекаясь пятиборьем и фехтованием, подрабатывал каскадером на киносъемках. Именно через кино Резник и вошел в бизнес.

Сам Владислав Матусович говорил, что карьерой он обязан тому факту, что в седьмом классе познакомился с Дмитрием Рождественским. Музыкант, выпускник режиссерского факультета консерватории, Дмитрий Рождественский в конце 1980-х возглавил созданную при ленинградском телевидении компанию «Русское видео», снявшую большое количество фильмов, в том числе некогда знаменитый «Афганский излом» с Микеле Плачидо. Судя по дальнейшим событиям, Дмитрий Рождественский был человеком чрезвычайно активным и предприимчивым. Эта предприимчивость в итоге его и погубила: отсидев в тюрьме, он умер в 47 лет, но Резнику, ставшему заместителем Рождественского в «Русском видео», она же позволила сделать карьеру.

ПТО «Русское видео» с самого начала поддерживало самые тесные отношения с властью. Среди его руководителей были замечены сотрудники обкома КПСС, отставники КГБ и известный петербургский предприниматель Михаил Мирилашвили. ПТО «Русское видео» вошло в качестве учредителя в капитал финансовых структур, которые еще до распада СССР учреждались под эгидой обкома КПСС, а именно банка «Россия» и страховой компании «Русь». Впоследствии банк «Россия» стал контролироваться знаменитым «путинским» олигархом Юрием Ковальчуком, но первым председателем совета директоров банка был начальник управления делами обкома Анатолий Крутихин, а Владислав Резник стал его заместителем в совете директоров. После 1991 г. деньги обкома попали под контроль мэрии, о Дмитрии Рождественском стали позже говорить как о знакомом Владимира Путина, участнике создаваемого Путиным петербургского отделения черномырдинской партии «Наш дом – Россия», как о руководителе предвыборного штаба Анатолия Собчака. Ну а Резник окончательно перешел в сферу финансов, возглавив страховое общество «Русь», аффиллированное с банком «Россия» и «Русским видео». То в качестве председателя правления, то как председатель наблюдательного совета Владислав Резник руководил «Русью» около десяти лет.

Однако пиком его финансовой карьеры стало руководство одной из крупнейших страховых компаний страны – «Росгосстрахом». «Росгосстрах» Резник возглавлял в 1995–1998 гг. «Я был советником Госкомимущества, и на пост руководителя «Росгосстраха» своим распоряжением меня назначил Виктор Степанович Черномырдин», – говорит Владислав Резник. Этот пост ознаменовался первым по-настоящему крупным скандалом в биографии Резника. Просто глава «Росгосстраха» чуть не приватизировал собственную компанию, но ему помешала Счетная палата. Занявшись приватизацией страховщика, Резник вошел в число учредителей фирмы «РГС-Траст», которой должен был достаться значительный пакет акций «Росгосстраха». Планы приватизации вызвали протесты в Госдуме и Счетной палате и были отозваны Мингосимуществом. «РГС-Траст» оспаривала решение в суде, но в конце концов проиграла в суде второй инстанции. После этого Резника уволили с поста председателя правления «Росгосстраха».

Профессия – лоббист

Как и многие прагматичные политики, в начале 1990-х Владислав Матусович был демократом, состоял в партии «Демократический выбор России» (партия Анатолия Собчака), а к концу 1990-х перешел в «Единство», прообраз «Единой России». В 1999 г., после увольнения из «Росгосстраха», Резник находит себе новую работу: по списку «Единства» избирается в парламент.

В Государственной Думе Владислав Резник, обладая большим опытом работы в финансовой сфере, занимался банковским и страховым законодательством, причем занимался в равной степени активно и успешно. Именно Резника, например, считают одним из главных «драйвейров» принятия так называемых антиотмывочных законов. Он же замечен, скажем, как разработчик законодательства о саморегулировании банковской деятельности, как сторонник развития мобильных платежей, как депутат, продвигающий выгодный страховым компаниям закон, ограничивающий финансовую ответственность страховщиков долей от их капитала.

Владислав Резник

Владислав Резник

Профессиональный «апгрейд» Владислава Резника, в течение десяти лет руководившего страховыми компаниями, конечно, сыграл свою роль, на что обращают внимание многие опрошенные «Ко» эксперты. Так, президент Ассоциации региональных банков России, заместитель председателя комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков заявил «Ко»: «Владислав Матусович Резник – профессионал, руководил «Росгосстрахом», хорошо владел страховой темой, как страховщик контактировал и с кредитными организациями. Это позволило ему быть профессиональным руководителем комитета и депутатом».

Об этом же говорит директор московского офиса международной консалтинговой компании Tax Consulting U.K. Эдуард Савуляк: «Господин Резник в финансовой теме разбирается лучше других в парламенте, да и занимается подобными проблемами уже лет двадцать–двадцать пять. Поэтому он и используется как «глас народа». Но значительного административного ресурса у него нет».

Сама по себе квалификация еще не конвертируется во влиятельность. Нужно знать, как лоббировать и в какие кабинеты заходить. И Резник, судя по отзывам экспертов, владел этим искусством.

Как рассказал «Ко» руководитель Центра по изучению проблем взаимодействия бизнеса и власти Павел Толстых, пик эффективности как депутата и лоббиста Резника приходится на 4-й и 5-й созывы Государственной Думы, когда он возглавлял профильный комитет и был действительно думским «лоббистом номер один». Павел Толстых отмечает, что Владислав Матусович смог стать главным финансовым лоббистом парламента в условиях, когда значение самого парламента в сфере законодательства резко упало, а значение исполнительной власти – возросло. Резник был уникальным депутатом, который заботился о прохождении законопроектов не столько в стенах парламента, сколько в правительственных коридорах, причем эта его роль была закреплена официально: в 2004 г. Резника избрали координатором фракции «Единой России» по взаимодействию с правительством. В это время судьба законопроектов начала решаться в так называемой теневой Думе – в комиссии правительства по законопроектной деятельности. По словам Павла Толстых, в эту комиссию входили статс-секретари министерств, представители президентской администрации и лишь немногие депутаты, и среди них Владислав Резник. Таким образом, Резник оказался одним из немногих парламентариев, кто реально участвовал в определении судьбы законопроектов, причем еще до попадания их в парламент, а именно при обсуждении в правительстве и на президиуме фракции «Единой России».

Павел Толстых также уверен, что успех Владислава Резника, несомненно, связан с личными качествами депутата как прекрасного коммуникатора, делового человека, далекого от публичной политики, не имеющего в этом смысле политических принципов, а подчиняющего свою деятельность исключительно узкопрагматическим целям. Немаловажное значение, по словам Павла Толстых, играла и личная дружба Резника с другим некогда авторитетным думским деятелем – депутатом Виктором Плескачевским, возглавлявшим комитет по собственности в Думе 4-го и 5-го созывов.

О личных качествах Владислава Резника также говорили и другие опрошенные «Ко» эксперты. По мнению президента консалтинговой группы «Старая площадь» Светланы Колосовой, секрет эффективности Резника заключается в его личной активности. По словам политолога, это просто эффект уникального «психотипа», очень редкого для нынешнего времени, поскольку сейчас большинство «предпочитает сидеть в собственной норке» и лишь немногие политические деятели, такие как Владислав Резник, Павел Астахов, Дмитрий Рогозин, продолжают политическую активность в силу характера. Это, разумеется, вызывает подозрения и мысли об аффилированости с бизнес-структурами, поскольку кажется, что бесплатно никто «активничать» не будет. Но, с другой стороны, энергичный человек сам привлекает к себе и общественные организации, и компании.

Как устроен лоббизм в России

Владислав Резник стал частью отраслевого лоббистского механизма. По словам Павла Толстых, в «нулевых» долгое время лоббистская деятельность в сфере финансов была практически монополизирована четырьмя людьми – депутатом и главой профильного комитета Думы Владиславом Резником, президентом Всероссийского союза страховщиков и депутатом Александром Ковалем, руководителем Ассоциации региональных банков России депутатом Анатолием Аксаковым и главой Ассоциации российских банков Гарегином Тосуняном. Эта четверка сконцентрировала в своих руках все коммуникации между финансовым сектором и властями, так что места для корпоративного лоббизма почти не осталось.

Коллегу Резника по финансовому комитету Госдумы Анатолия Аксакова политолог Анна Лунева охарактеризовала так: «Анатолий Аксаков за активную лоббистскую деятельность в 2009 г. был исключен из Национального банковского совета (НБС) под давлением Минфина. Аксаков лоббирует интересы отрасли в целом и крупных банков (Альфа-банка, Банка Москвы, ВТБ) в частности, а также Центрального банка РФ (интересы последнего активно лоббирует Резник)».

Характерная деталь: в 2004 г. экс-президент Всероссийского союза страховщиков Геннадий Дуванов обвинил в коррупции начальника департамента страхового надзора Министерства финансов РФ Константина Пылова, а также председателя ВСС Александра Коваля, замминистра финансов Михаила Моторина и Владислава Резника. В письме Михаилу Фрадкову Геннадий Дуванов назвал Пылова, Коваля, Резника и Моторина «главными фигурами, тормозящими развитие страхования», которые сначала принимают невыгодные для рынка законы, а затем «выторговывают со страховых компаний круглые суммы для того, чтобы изменить законодательство в обратную сторону». Особых последствий это письмо тогда не имело, хотя, возможно, оно способствовало тому, что руководителем создававшегося тогда Росстрахнадзора вместо Константина Пылова назначили экс-сенатора Илью Ломакина-Румянцева. Александр Коваль охарактеризовал письмо Дуванова как «ложь от начала и до конца».

По сравнению с «нулевыми», сегодня ситуация изменилась.

Александр Коваль покинул Думу и возглавил Росстрахнадзор. Пост руководителя ВСС вместо него занял бывший вице-президент РСПП Игорь Юргенс, являющийся известным общественным деятелем, но он не член парламента.

Одновременно в нынешней Думе 6-го созыва Владислав Резник уступил кресло председателя комитета по финансовому рынку депутату Наталье Бурыкиной. Бурыкина, несомненно, как и Резник, профессионал финансовой сферы, хотя ее биография не столь «блистательная», как у предшественника: в 1990-х она была в числе основателей и руководителей крупной аудиторской компании «Юникон», а в «нулевых» перешла на работу в парламент, но первоначально не депутатом, а руководителем аппарата бюджетного комитета. Время носителей «громких» биографий, кажется, проходит. На вопрос о том, почему Владислав Резник утратил кресло главы комитета, Павел Толстых ответил: «Видимо, дело в усталости – и его, и от него». Как активный участник всех переговоров и дискуссий, как манипулятор Резник уже заработал репутацию «теневого думского Березовского», так что неудивительно, что от него решили «отдохнуть». К тому же сменился состав правительства, а значит, и комиссии по законопроектной деятельности.

Знаки новой эпохи

У парламентских лоббистов появились и сильные конкуренты. Крупные банки стали более активны в сфере GR, что, в частности, выразилось в появлении знаковых фигур, возглавляющих GR-службы в крупных банках. Например, в Сбербанке GR курирует вице-президент Анна Попова – бывший заместитель руководителя аппарата правительства РФ, экс-заместитель министра экономического развития и торговли РФ.

По оценке заместителя генерального директора Центра политической информации Анны Луневой, среди крупных финансовых структур наиболее успешно продвигают свои интересы Центробанк, Сбербанк, а из частных – наиболее мощные позиции были у Альфа-банка (крупнейшим лоббистом ранее считался бывший вице-президент банка депутат Константин Ветров). Но в последние годы частные банки делают упор на работу в структурах исполнительной власти и на отраслевые союзы. Госбанки также акцентируются на исполнительной вертикали – их руководители имеют доступ к первым лицам, присутствуют в разнообразных координационных комиссиях, комитетах и советах, что позволяет участвовать в экспертных процедурах и оперативно либо встраиваться в принимаемые решения (если они выгодны), либо разворачивать работу по внесению изменений или даже их торпедированию.

«Все финансово-промышленные группы стараются продвигать свои интересы, – констатирует Эдуард Савуляк. – Большинство пытается воздействовать непосредственно на правительство. И основные лоббисты в РФ представляют интересы сырьевиков. Есть еще Минобороны, но они немного иначе действуют. Банкиры – третья по степени влияния сила. Именно в большинстве крупных банков вполне себе «логично» вот уже лет пятнадцать существует должность «по работе с госорганами». И берут на такие должности выходцев с министерских должностей, реже из администрации или бывших губернаторов/мэров. По степени влияния такие GR-щики еще и фору дадут господину Резнику. Правда, решают они вполне конкретные задачи: чтобы крупнейшие клиенты достались именно этому банку, чтобы госпрограммы шли через этот банк, чтобы интересные активы санируемого банка пристроить в этот банк и т.д.».

В качестве примеров профессиональных GR-щиков с многолетним опытом можно привести зампреда правления Альфа-банка Владимира Сенина, до прихода в банк в течение 10 лет работавшего в аппарате Госдумы и Совета Федерации, а также Арсения Тынчерова, двенадцать лет проработавшего в администрации президента и аппарате правительства (в частности, в должности советника правового департамента правительства РФ,) а затем возглавлявшего службу GR в Альфа-банке, Номос-банке, а теперь в ФК «Открытие».

Парламентское лобби

Это, впрочем, не значит, что Дума как центр лоббизма полностью «атрофировалась». По словам Анны Луневой, возможности парламентариев по внесению конкретных законопроектов (в качестве субъекта законодательной инициативы) проявляются тогда, когда ни президент, ни премьер-министр не проявляют интереса к конкретной проблеме. В правительстве же вице-премьеры постоянно конкурируют друг с другом за влияние в различных отраслях, все чаще прибегая к помощи влиятельных депутатов-лоббистов.

Эдуард Савуляк считает, что парламент задействуется по остаточному принципу, когда надо «затормозить» или максимально смягчить какой-то законопроект, не выгодный крупным банкам, но активно продвигаемый правительством или ЦБ. «То есть, если непосредственно в правительстве или в ЦБ авторитетные GR-щики ничего решить не могут (так как решение принимается уровнем выше), вот тогда парламентарии и вступают «в бой», – поясняет эксперт.

При этом в Думе по-прежнему имеется мощная группировка финансовых лоббистов. Анна Лунева считает, что сегодня к банковскому лобби в Думе можно отнести Валерия Зубова, Владислава Резника и Анатолия Аксакова. В прежнем созыве крупнейшим лоббистом сектора выступал Павел Медведев, действовавший как в интересах отрасли в целом, так и крупных банков, и Центробанка.

Впрочем, стоит отметить, что хотя экс-губернатор Красноярского края и бывший декан экономфака КГУ Валерий Зубов действительно является профессиональным экономистом, одно время занимавшим пост первого зампреда думского комитета по финансовым рынкам, известность он получил своими общеполитическими инициативами, связанными с избирательным законодательством, с попыткой отмены «закона Димы Яковлева», с муниципальной милицией. Хотя он же был одним из разработчиков законопроекта о мегарегуляторе финансовых рынков.

Депутат Анатолий Аксаков на вопрос «Ко», существует ли сегодня в Думе финансовое лобби, ответил: «Можно сказать, что такое лобби есть, многие вопросы проходят, например, через комитет Госдумы по финансовому рынку, в котором в целом достаточно профессиональный состав – многие члены комитета имели определенное отношение к финансовым рынкам, соответствующий практический опыт. Но хочу подчеркнуть, что речь в данном случае не о лоббизме как о протаскивании каких-то конкретных инициатив. Наша задача – защита интересов всей финансовой отрасли, причем не только участников финансового рынка, но и их клиентов. Мы понимаем, что незащищенный клиент – это и незащищенный банк или любой другой участник финансового рынка, поэтому всегда по итогам профессионального обсуждения решение принимается очень взвешенно».

Павел Салин также согласен, что финансовое лобби в Думе существует и концентрируется в профильном комитете – по финансовому рынку. «По персоналиям – достаточно посмотреть его состав, – продолжает эксперт. – Следует сказать, что в первой половине «нулевых» достаточно влиятельным наряду с банковским было страховое лобби: один господин Тарачев чего стоит. Но он все проекты страховщиков реализовал (расхожая шутка: каждый его законопроект приносил страховщикам лишний миллиард долларов) и в 2007 г. покинул Охотный Ряд. Так что в настоящий момент финансовое лобби в Госдуме скорее банковское, если говорить в общем».

Упомянутый самарский экономист Владимир Тарачев, в отличие от Владислава Резника, никаким финансовым «апгрейдом» не обладал. Он офицер войск связи по первоначальному образованию, в советское время работал в сфере туризма, затем занялся выставочным бизнесом и сделал быструю политическую карьеру: в 1994 г. избрался в Самаре в областную Думу, а уже на следующий год – в Госдуму. Отсутствие практического опыта работы не помешало ему стать зампредом финансового комитета и разработчиком большого количества профильных законов, в том числе об ОСАГО и об обязательном страховании пассажиров на транспорте от несчастных случаев. Сегодня Владимир Тарачев – президент Морского банка, контролируемого ООО «Агентство инвестиций и развития ТЭК» Сергея Генералова. Банк, специализирующийся на обслуживании морских портов, находится во второй сотне рейтинга по размерам активов.

В качестве «ветеранов» финансового лоббизма в Думе остались Владислав Резник и Анатолий Аксаков (Валерий Зубов как член «Справедливой России» располагает куда меньшим влиянием).

Главной проблемой для них сегодня являются чрезвычайные политические обстоятельства, в которые попала страна: правительству попросту не до проблем ускорения развития финансового сектора. Вопрос о докапитализации банков тем более актуален, что, если верить обнародованной хакерами переписке вице-премьера Игоря Шувалова, чья подлинность пока не опровергнута, банковская система балансирует чуть ли не на пороге кризиса. В частности, в тяжелом положении находятся такие банки, как «Русский стандарт», «Связной банк» и «Ренессанс кредит».

Но если у правительства до нужной повестки дойдут руки, то успех гарантирован: финансовое лобби отличается высокой сплоченностью, голос малого и среднего финансового бизнеса наверху почти не слышен.

«Уверен, что польза от думских лоббистов есть, – рассуждает председатель правления Русского трастового банка Сергей Михеев. – Любое цивилизованное представление интересов банковского сектора, который мало представлен в органах государственной власти, идет ему на пользу. В особенности когда интересы представляют высокопрофессиональные, авторитетные и уважаемые депутаты, не понаслышке знающие о существующих проблемах банковской отрасли».

Константин Фрумкин

Оригинал материала: журнал "Компания"