Сочинские поселки, не смотря на предолимпийские обещания, по-прежнему сидят без газа и с гнилыми трубами 

1413938282_348477_36В Сочи завершилась «Формула-1», которую посетили 65 тысяч гостей. Победные реляции, бодрые телерепортажи, разноцветные флаги и прочие праздничные атрибуты мегапроекта в очередной раз оказались подмоченными сочинским ЖКХ. Конечно, к Олимпиаде были построены новые очистные сооружения, проложены дороги. Но коммунальное хозяйство города разрушалось так долго, что даже за счет олимпийского «бюджета» восстановить его не удалось. Поэтому есть два Сочи: один — это гигантские праздники для приезжей публики; второй — это текущие в реки и море отходы, села без воды и газа и люди, которым не до этих праздников.

Поселок Вардане

Нечистоты льются в речку из трубы, торчащей на обрыве. Трубу вроде как спрятали, но ее выдает тошнотворный запах. У противоположного берега река Буу естественного зеленоватого цвета, а вокруг трубы — белесая и безжизненная. Ниже по течению дно в каких-то лохмотьях, похожих на серую вату: это содержание белесой жидкости, так сказать, в концентрированном виде. А на берегу, прямо за трубой — очистительные сооружения, которые, судя по виду, помнят еще Хрущева. Из них в реку и льется нечто гнилое.

— Когда дождь, они еще и другую трубу включают, из бассейна, — рассказывает местная активистка Любовь Ковалева.

Мы идем вдоль речки, переступая через кучи навоза. Бассейн около очистных сооружений действительно есть, а в нем — жидкая серая масса. Очистные сооружения строили в расчете на две близлежащие пятиэтажки, школу и столовую, так что современный поселок Вардане они обслужить уже не могут. Видимо, поэтому на улице Молодежной содержимое раковин сливается прямо в канаву, идущую вдоль улицы. Сочи, XXI век.

Участок семьи Калибабчук на улице Львовской расположился на берегу ручья. В нем течет все, за исключением воды. Сливать так, чтобы никто не нашел твою трубу, — сочинский фирменный стиль. Гофрированные шланги на берегу ручья уходят в непролазное сплетение проволочных заборов и бамбука. «То ли местный кемпинг льет, то ли строители. Тут не определишь», — разводит руками Виктория Калибабчук.

Красная Поляна

Если жителям поселка и была выгода от Олимпиады, то это новые дороги. Тут вопросов нет. Вопросы есть по поводу газа. И если о газификации Имеретинки говорил Путин, то Красной Поляне газ обещал сочинский мэр Анатолий Пахомов. Было это в 2010 году, потом в 2012-м, потом в прошлом августе. Но газа все равно нет.

Впрочем, если по трубам пустить газ, это решит проблему лишь наполовину. Потому что за подвод газа к дому надо платить из собственного кармана. «Один только проект обходится в 70 тысяч, плюс подключение — тысяч 200, — загибает пальцы местная жительница Наталья Колосюк с улицы Турчинского. — Мы сейчас пока канализацию подводим, за проект отдали 40 тысяч и за подключение — 8. Это всего-то за 3 метра канализационной трубы».

На соседней улице Гидростроителей ругают электросети. Отец семейства, Иван, объясняет: «Либо электрочайник надо включать, либо стиральную машину. Если вместе —  то пробки выбивает». Дело в том, что краснополянцам сейчас установлен лимит: не больше 5 киловатт на один дом. Олимпиада ведь прошла.

Трубы для коллектора, видимо, просто забыли закопать

Трубы для коллектора, видимо, просто забыли закопать

Расходовать электричество в Красной Поляне не на что: многочисленные отели стоят полупустые. На условиях анонимности беседую с одним из управляющих. Причины нынешнего состояния ЖКХ он объясняет необычно, но интересно: «В Красной Поляне четыре курорта, и на каждый туристу нужно покупать отдельный билет. А на любом мировом курорте покупаешь единый Skypass на все подъемники, это для туриста удобнее. Раз тут этого нет, туристы едут неохотно. А потому и развивать электросети стимула нет. Для кого? Для местных жителей, что ли? Не смешите меня».

Мацеста

Новый вокзал строили к Олимпиаде. Это и вправду круто: темно-коричневое стекло, пять входов с автоматическими дверями, высокотехнологичные системы сканирования. Только ничего не работает, двери закрыты. На выходе с вокзальной площади навалены куски бетона вперемежку с колючей проволокой и остатками железных конструкций.

До Олимпиады пройти с моря в поселок можно было мимо станции по мосту и далее через рощу. Но к Играм мост перекрыли огромным железным щитом, и теперь выйти можно лишь через турникеты, мимо видеокамер и охраны. Олимпиада сделала Сочи полувоенным городом, где закрыто и перекрыто все что только можно, включая пляжи и леса. После Олимпиады все должны были открыть заново. Не открыли.

Ахштырь

В этом селе сошлись все проблемы. И ахштырцы чувствуют себя обманутыми. До 2010 года в колодцах была вода, а потом рядом стали строить авто- и железную дорогу Адлер — Красная Поляна. С тех пор воды нет, ее привозят автоцистернами. И ровно с тех пор сочинский мэр Пахомов обещает воду провести.

Трасса идет вдоль села. Несколько лет ахштырцы требовали сделать выезд из села на трассу, но, увы: чтобы выехать, нужно сделать крюк 7 километров. Ничего не досталось и пешеходам. Перед Олимпиадой воронежский институт «Гипрокоммундортранс» предлагал проект подземного перехода под трассой. В итоге ни перехода, ни даже «зебры», а разрешенная скорость здесь 110 км/ч.

Чтобы сельские дети безопасно добирались в школу, сочинская мэрия к Олимпиаде выделила им «Газель». Но уже больше месяца она не ездит, и детей ахштырцы возят сами, каждый день организуя несколько машин до школы и обратно. «В обе стороны 50 километров получается, — рассказывает Сергей Матусян, у которого дочь учится во втором классе. — Если машина ломается, дочь в школу не едет».

Все последние годы решить проблемы села пытался староста Александр Коропов. Именно он перед Играми возил в Ахштырь иностранную прессу, рассчитывая на силу гласности. Игры закончились, пресса уехала, а Коропова теперь лишают земли. Разбираюсь в документах: в 1992 году постановлением сельсовета ему выделили 28 соток, о чем есть запись в похозяйственной книге сельсовета и в кадастровом паспорте участка. Но, составляя постановление, секретарь ошиблась и вписала 0,21 га вместо 0,28 га. Поэтому оформлять землю Коропова отправили в Адлерский районный суд. А тот в оформлении отказал.

Есть и другая напасть. Аккурат перед Олимпиадой земля Коропова вдруг оказалась в границах Сочинского национального парка, хотя несколько лет назад относилась к Нижнешиловскому сельскому поселению. Разбираться в этих метаморфозах должны правоохранительные органы, но веры им тоже нет. Как рассказывает Александр Коропов, во время строительства дороги Адлер — Красная Поляна его вызывали в ФСБ, где был некий генерал из Краснодара. Генерал интересовался, кому и как выделяли местную землю, идущую вдоль железнодорожного полотна? Александр заодно рассказал генералу о случаях, когда землю незаконно выделили в других местах Ахштыря. Чекист попросил написать заявление на имя начальника ФСБ РФ, что староста и сделал, собрав подписи других селян. Но заявление в итоге спустили в прокуратуру Адлерского района, а та отписалась: мол, нарушений не установлено».

Имеретинская бухта

Путин открыл здесь газопровод еще в июне 2011 года. «Снимаются инфраструктурные, энергетические ограничения на строительство жилья, объектов инфраструктуры для тех людей, которые живут на этой территории», — заверил Владимир Владимирович телезрителей. Прошло три с лишним года, но газа у местных жителей нет. С водой тоже неразбериха. Лидия Афанасьевна Полянчикова с улицы Старошкольной объясняет мне: все последние годы она платила за водоснабжение «Сочиводоканалу». Теперь приходят платежки от «Курганинского группового водопровода». Причем оплатить надо начиная с 23 декабря прошлого года. Но ведь этот период жители уже оплатили, в том самом «Сочиводоканале»!

Летом воду отключали в селе Некрасовке и поселке Таврическом. Возмущенные жители собрали сход и пригласили чиновников. Выяснилось: при подготовке к Олимпиаде были построены новые очистные сооружения в Адлере, Красной Поляне и Бзугу. Но все это, мягко говоря, недоделали, и потому очистка стоков шла чуть ли не вручную. Не желая содержать это убыточное хозяйство, «Сочиводоканал» от него отказался. После чего краевая администрация нашла ГУП «Курганинский групповой водопровод». Но местных об этом не предупредили. И как теперь вернуть им платежи, никто не знает.

Если в других частях Сочи недоделки еще можно как-то объяснить, то Имеретинскую бухту, где была собственно Олимпиада, должны были вычистить, вылизать и достроить. Но на улице Цимлянской по-прежнему стоят синие строительные заборы, суетятся рабочие, клубится пыль. Другая картина около Олимпийского парка. На железнодорожной станции сверкает мрамор, продают кепочки по 1700 рублей и Путина-матрешку за 650. По улицам вдоль новых отелей гуляет народ. Кто-то сидит в кафе с планшетом, кто-то катается по новой набережной на двухколесном электросамокате. Это гости и участники «Формулы-1», трассу для которой недавно построили между олимпийскими дворцами. Еще несколько лет назад здесь было тихое сельское место, с полями, коровами и открытым пляжем. А теперь — фешенебельный курорт и все эти веселые граждане, искренне верящие, что история Имеретинки начинается с них.

Евгений Титов, фото автора

Оригинал материала: "Новая газета"