Телеканал «Совершенно секретно» закрывают из-за скандального эфира с сенатором Нарусовой

Вчера телекомпания «Совершенно секретно» распространила пресс-релиз, в котором объявила, что с февраля 2013 года может быть прекращено вещание одноименного телеканала. Об этом в официальном письме телекомпанию уведомил оператор «Ростелеком», который занимается распространением сигнала телеканала в кабельных сетях и на спутниковых платформах. Генеральный директор телеканала «Совершенно секретно» ЭТЕРИ ЛЕВИЕВА заявила АРИНЕ БОРОДИНОЙ, что в основе этого решения лежат политические мотивы. 

Телеканал «Совершенно секретно» вещает в 56 городах России, а за рубежом — по платным системам спутникового и кабельного телевидения. Входит в информационно-издательскую группу компаний «Совершенно секретно», которая была основана в начале 1990-х годов на базе одноименных ежемесячной газеты и телевизионной компании. Ее первым президентом и владельцем был журналист Артем Боровик (погиб 9 марта 2000 года). Холдинг также выпускает ежемесячную общественно-политическую газету «Совершенно секретно», ежемесячный журнал «Лица», является учредителем ежегодной премии «Лица» и соучредителем Благотворительного фонда имени Артема Боровика. С 10 марта 2000 года президент и основной владелец холдинга — Вероника Боровик-Хильчевская, вдова Артема Боровика. Финансовые показатели компаний, входящих в холдинг, не раскрываются.

— Что все-таки происходит: действительно, с февраля 2013 года «Совершенно секретно» перестанет существовать?

— Именно. По мнению «Ростелекома», телеканал «Совершенно секретно» должен прекратить вещание в кабельных сетях и на спутниковых платформах.

— «Ростелеком» чем-то мотивировал свои претензии? Насколько я понимаю, ваш договор истекал только в 2014 году, и вдруг такая внезапность. У них есть какое-то обоснование, какие-то претензии к вам?

— Нет, абсолютно никакой мотивации. Более того, руководство компании, которое, конечно, принимает окончательное решение в такой ситуации, даже не удосужилось с нами встретиться.

— То есть, начиная с августа, ни с вами, ни с президентом холдинга «Совершенно секретно» Вероникой Боровик-Хильчевской руководство «Ростелекома» не встречалось, несмотря на ваши просьбы об этом?

— Да. 29 августа мы получили официальное письмо от руководства «Ростелекома», что они прерывают с нами договор. И с того момента не было ни одной встречи с нами. В письме лишь была ссылка на конкретный пункт договора. Действительно, в договоре есть пункт, согласно которому «Ростелеком» в одностороннем порядке может прервать договор. Мы уже шесть лет работаем с компанией «Национальные кабельные сети» (НКС), которая входит в состав «Ростелекома», и мы к такому пункту всегда относились спокойно, думая, что да, юридически это зафиксировано, но мы не думали, что это будет вот так внезапно использовано на практике.

— «Совершенно секретно» входит в базовый пакет «НТВ-Плюс». Почему же в таком случае именно «Ростелеком», прерывая с вами контракт, обрывает существование канала «Совершенно секретно»? 

— К сожалению, изначально договор был составлен таким образом, что оператор, в данном случае «Ростелеком», а до этого НКС, входившая в другие частные структуры, полностью взял на себя распространение. Он же получает все доходы, включая рекламные поступления,

— А кому принадлежит канал, на какие деньги вы существуете, снимаете программы?

— Владелец холдинга «Совершенно секретно», как и телеканала,— Вероника Боровик-Хильчевская. У канала, как я уже сказала, заключен договор с НКС, а через него с «Ростелекомом» о том, что все доходы от распространения и рекламы нашего канала получают они. А нам выплачивается ежемесячное вознаграждение. Назвать сумму я не могу, поскольку это коммерческая тайна. Но речь идет о нескольких миллионах рублей. Именно на эти деньги, а также на инвестиции владельца мы и существуем. Но «Ростелеком» нам тоже не сообщает, какую сумму доходов он имеет от распространения нашего канала в сетях.

— Какова же подоплека такого неожиданного расторжения договора — коммерческая или все же политическая? В распространенном 8 октября пресс-релизе «Совсека» есть, в частности, такие слова: «Телеканал “Совершенно секретно” никогда не ставил своей задачей быть оппозиционным, критиковать власть за все, что бы она ни сделала… Что же касается общественно-политических программ, то мы считаем, что задача и долг СМИ — дать возможность выразить свою точку зрения на происходящее в стране представителям разных политических сил». Это для чего сказано? 

— Дело в том, что президент «Ростелекома» Александр Провоторов, к которому недавно у Министерства связи возникли серьезные претензии, совершил несколько ошибок, которые могли привести ситуацию и к таким, с моей точки зрения, финансовым разногласиям. Но ничего фатального, конечно, не было и близко. Мы считаем, что в основе прекращения контракта, конечно же, политические причины.

— Вы имеете в виду разговоры, о том, что к телекомпании были претензии по освещению и обсуждению в эфире протестных акций оппозиции? И летом был скандал, когда в эфире «Совсека» выступала с интервью Людмила Нарусова, вдова Анатолия Собчака. Она там фактически впервые рассказывала, что ставит под сомнение официальную версию смерти своего мужа, о деятельности Владимира Путина она там тоже говорила. И после этого Генпрокуратура даже затребовала у вас пленку с этим эфиром. Считаете, что это связано с этим?

— Совершенно верно. Нам, действительно, пришло письмо из Генпрокуратуры с просьбой предоставить этот эфир с Нарусовой. Выяснилось, что генпрокурор Юрий Чайка является нашим внимательным зрителем. Но и до этого к нам были претензии. Неоднократно к нам обращался Роскомнадзор с требованием предоставить программы для экспертизы в связи с возможным нарушением законов. Одна из запрашиваемых программ была связана с войной с Грузией. Но официальных нарушений выявлено ни разу не было. Был случай, когда наш оператор НКС снял с эфира программу с генералом Владиславом Ачаловым. В ней рассказывалось о скандале, связанном с министром обороны. Программа есть у нас на сайте в разделе «Снятые с эфира».

Были, конечно, и частные разговоры, и вполне официальные, во время которых представляющие интересы «Ростелекома» люди говорили мне о том, что мы должны сменить тональность некоторых программ. В том числе по освещению митингов.

— То есть все-таки политика?

— «Ростелеком» в лице представителей НКС и гендиректора «НКС-Медиа» Андрея Скутина недвусмысленно мне сказал, что кто-то в администрации президента недоволен тоном наших программ, тем, что мы делаем. Но, пользуясь случаем, я хочу сказать, что не могу поверить, что представители администрации президента позвонили в НКС и сказали, что вот кабельный канал такой-то надо отключить от вещания через кабель и спутник. Ну да, нас смотрит 15 млн человек, но все-таки мы в сравнении с федеральным телевидением совсем небольшой канал.

— О чем вы хотите говорить 9 октября на пресс-конференции в «РИА Новости», где, кроме вас и журналистов «Совсека» Екатерины Шерговой, Станислава Кучера, Дмитрия Губина, будут Людмила Нарусова, Дмитрий Муратов, Ирина Хамакада, Илья Яшин, Сергей Шаргунов, Елизавета Глинка, другие политики и общественные деятели?

— Мы хотим сказать, что на протяжении деятельности холдинга «Совершенно секретно» было очень много разных конфликтов. Это было еще и при Артеме Боровике, когда программа была вынуждена уйти с ВГТРК, это было потом с НТВ, откуда нас тоже попросили… В конце концов мы ушли со всех федеральных каналов. В лучшем случае мы делаем для них только документальные фильмы. А показывать и говорить о том, что на самом деле происходит в стране, мы пытались на небольшом канале под названием «Совершенно секретно». Но мы снова столкнулись с политической цензурой. Хотя наш эфир открыт для всех точек зрения.

На пресс-конференции мы хотим призвать к двум вещам. Во-первых, мы предлагаем руководству «Ростелекома» сесть с нами за стол переговоров. И мы готовы взять на себя какие-то финансовые обязательства. Нужно разобраться в этой ситуации. Во-вторых, если у администрации президента, как мне сказали, есть к нам вопросы, и они как-то влияют на этот процесс, мы хотим обратиться к ним с тем, чтобы все-таки сохранить канал.

— Если в ближайшее время в «Ростелекоме» сменится руководство, это может как-то повлиять на ситуацию с вещанием «Совершенно секретно» и продлением контракта?

— Думаю, что да. Неэффективное управление «Ростелекома» — оно же и на наших отношениях сказывалось. Раньше, при прежних владельцах НКС, у нас не было проблем. Мы готовы встречаться с менеджерами и новыми руководителями, если они будут назначены. Я хочу заметить, что у нас достаточно высокие рейтинги по сравнению с каналами, которые вещают на таких же платформах. Сегодня среднесуточная доля «Совершенно секретно» составляет от 2,6 до 2,9%. В Москве и Санкт-Петербурге эти показатели еще выше.

— А если вещание в феврале все же будет прекращено, что вы будете делать дальше?

— Если мы так и не сможем изменить ситуацию с «Ростелекомом», то мы будем искать другие возможные пути для вещания: искать нового оператора. На это, конечно, уйдет время, да и охват вещания, конечно, уже будет гораздо меньший. Наверное, мы будем отдельно договариваться о вещании с «НТВ-Плюс». Они к нам всегда достаточно лояльно относились. Возможно, мы уйдем в интернет. Но пока я даже не знаю, как мы будем работать до февраля.

Оригинал материала: "Коммерсант"